23:54 

Драбблы

Seliamar
~swoon~
Автор: Seliamar
Фэндом: Gintama
Рейтинг: G
Дисклеймер: отказываюсь
Размещение: с разрешения

Название: Волосы
Персонажи: Хиджиката, Окита

- Жарко, - Хиджиката выдыхает дым и щурится, глядя в пронзительно-голубое небо, в котором нет ни единого облачка.
Начало августа, и в Эдо действительно стоит такая жара, что раскаленный асфальт чувствуешь даже сквозь рифленые подошвы ботинок. Кажется, будто идешь в облаке душного пара, оседающего в ноздрях, в легких, застревающего в горле и давящего на грудь изнутри. Форма нагрелась на солнце, и Сого ощущает себя яичницей на раскаленной сковородке.
Хиджиката снова выпускает дым изо рта. Сого явственно представляет себе, как внутренности замкома полыхают огнем, чернеют и сворачиваются, и почти ждет, что вслед за струйкой дыма начнут вырываться языки пламени.
Сгорел на работе. Это было бы забавно.
- Чего ты так на меня смотришь? – подозрительно спрашивает Хиджиката.
Сого качает головой.
Хиджиката проводит тыльной стороной ладони по лбу, отирая испарину. Повлажневшая челка прилипла к коже. Наверняка солнце ужасно печет ему голову, и жесткие черные волосы сейчас горячие и мокрые от пота.
Хиджиката говорил, что постригся для удобства. Мол, длинные пряди без конца лезут в лицо – и спать мешают, и драться, и мороки с ними больше.
Это все, конечно, была чистая правда. Но первое время в Эдо Хиджиката щеголял с хвостом на макушке, а после одного инцидента взял – и отрезал все к чертовой матери.
В тот день, патрулируя улицы, они наткнулись на компанию веселых ребят, видимо, только что вывалившихся из кабака и благоухающих перегаром на все близлежащие кварталы. Тогда никто еще не понимал, кто такие Шинсенгуми; их провожали недоумевающими или насмешливыми взглядами и припечатывали вдогонку «деревенскими самураями», а порой и чуть более обидными прозвищами.
Идти по улице немного пьяным при условии, что ты никого не трогаешь и не громишь общественную собственность – не преступление. И вообще, в прямые обязанности Шинсенгуми чтение нотаций выпившим гражданам не входило – этим должны были заниматься обычные полицейские отряды.
Однако, когда эти выпившие граждане преграждают Шинсенгуми путь, уверенные в себе, потому что их много, а людей в форме всего двое, из которых один – подросток… Что ж, значит, сами виноваты.
Сого невозмутимо положил руку на рукоять меча, а Хиджиката, вздохнув, хотел было что-то сказать, но один из компании напротив, стоявший в самом центре и являвшийся, видимо, главным заводилой, его опередил:
- Мальчишка может валить на все четыре стороны, а ты, красавица, оставайся, скоротаешь с нами вечерок.
Красавица?
Сого перевел взгляд на Хиджикату.
Щеки того медленно наливались пунцовым.
Хиджиката, конечно, был отнюдь не уродом, но его никак нельзя было назвать женоподобным. Но, после того как всю пьяную компанию сдали в ближайший участок, он весь день недовольно хмурился, а на следующее утро длинного хвоста уже не было: его прическа приобрела тот вид, который имеет и по сей день.
Сого тогда расстроился.
У Хиджикаты были очень красивые волосы. Тяжелые густые пряди так блестели на солнце, что в них можно было смотреться как в зеркало.
Сого много думал об этих волосах.
Представлял себе, как подносит к ним зажигалку. Или льет в них клей. Или подкладывает жвачку Хиджикате на подушку. И постоянно хотелось придумать что-нибудь более изощренное, поэтому Сого всегда оставлял волосы Хиджикаты, так сказать, на десерт.
А волос больше не было. То есть были, конечно, но теперь поджигать их было бы и на десятую долю не так интересно.
- Жарко, - повторяет Хиджиката, оттягивая ворот рубашки.
- Мороженое, - говорит Сого, указывая на супермаркет на противоположной стороне улицы.
Хиджиката фыркает.
- Все бы тебе мороженое да чуперты. Сколько ты уже сожрал сегодня, штуки четыре?
- Вы съели столько же, Хиджиката-сан. Я просто хочу, чтобы вы свалились с ангиной.
- Я не сомневался, - а сам уже идет через дорогу.
Сого шагает следом и добавляет:
- К тому же там есть кондиционер.

Название: Доброе утро
Персонажи: Ёрозуя

- Доброе утро! – говорит Шинпачи, переступая утром через порог Ерозуи.
Ответа нет. Впрочем, как обычно. Напротив, Шинпачи бы даже удивился, если бы его услышал.
С грохотом отодвигается дверца шкафа; оттуда вываливается Кагура с художественно торчащими во все стороны волосами и, зевая и не открывая глаз, идет в сторону туалета. Садахару, свернувшийся на полу у телевизора, приветственно дергает хвостом.
Шинпачи привычно наливает в чайник воды, ставит его на плиту и заглядывает в холодильник. На завтрак будет яичница, а потом придется идти за продуктами, потому что обед готовить абсолютно не из чего. Кстати, сегодня как раз должна быть распродажа в супермаркете напротив станции метро.
- Шинпачи! – несется из туалета. – Подай бумагу!
Точно. Надо не забыть купить туалетную бумагу.
Яичница бодро скворчит на сковородке, и Кагура, хоть и непричесанная, но умытая и гораздо более бодрая, буравит взглядом спину Шинпачи и облизывается.
- Гин-сан! – зовет он. – Вставай!
- Эй! – вторит Кагура. – Не встанешь – останешься без завтрака!
Из комнаты их босса не слышно ни звука. Шинпачи идет к двери, раздвигает створки.
- Гин-сан, уже почти десять утра…
Гинтоки лежит на футоне лицом вниз – прямо в одежде, видимо, как упал, так и заснул. Конечности раскинуты в стороны – похож на морскую звезду. Хорошо хоть сапоги снял.
Шинпачи вздыхает.
Следом входит Кагура и ворчит с набитым ртом:
- Опять вчера поздно пришел… Вот ведь негодный ребенок!
Гинтоки дергает ногой и мычит что-то нечленораздельное. Кагура недовольно щурится и начинает скакать вокруг футона, а снизу слышится ругань Отосэ. Гинтоки зажимает ладонями уши.
- Голова… Воды…
- Зачем же так напиваться, - укоризненно качает головой Шинпачи и возвращается на кухню.
Может быть, удастся выпросить у Отосэ немного бульона или хотя бы бутылку пива, думает он, набирая воду в банку. Потом одергивает себя: нельзя поощрять пьянство, пускай лучше начальничек помучается, авось задумается в следующий раз перед тем, как брать в руки чашечку с сакэ.
А перед глазами вдруг встает картинка: Гинтоки сидит за своим столом, откинувшись на спинку кресла, и то ли дремлет, то ли думает о чем-то. Он часто так сидит – расплывается по столешнице или закидывает на нее ноги; Кагура смотрит очередной сериал, Садахару спит в уголке, а Шинпачи делает что-нибудь по дому… к примеру, сортирует вещи на стирку. Внезапно звук телевизора пропадает, и не слышно ни насмешливых комментариев Кагуры к происходящему на экране, ни сопения Садахару, ни риторических вопросов самого Шинпачи о том, почему все бездельничают и никто ему не помогает. Стоит полная тишина, а Гинтоки теперь сидит лицом к окну и смотрит куда-то вдаль.
Шинпачи встряхивает головой, отгоняя видение. Внутри какой-то странный, пронзительный осадок.
Гинтоки залпом выпивает почти литр воды, блаженно улыбается и снова распластывается на матрасе.
- Ох, Шинпачи, что б я без тебя делал…
Да. Жаль, что он говорит это только в таких вот случаях. Но Шинпачи все равно немножко приятно.
- А без меня, что ли, обошелся бы? – ревниво тянет Кагура прямо в ухо Гинтоки.
Садахару тоже просовывает в дверь большую лобастую голову и тявкает.
Гинтоки стонет и пытается прикрыться подушкой.
- Не обошелся бы, не обошелся… Все довольны? А теперь оставьте меня в покое! Иначе я умру, а денег на похороны у нас нет!
- Так-то, - удовлетворенно говорит Кагура. – Я так и знала: без нас ты ни на что не годен.
- Да, да, конечно, - бормочет Гинтоки, вжимаясь в матрас.
А Шинпачи, ругая себя за мягкосердечие, все-таки идет на первый этаж.

Название: Желание
Персонажи: Ёрозуя

Лицо Гинтоки было настолько бледным, что почти сливалось с белыми больничными простынями. Кагура смотрела на кислородную маску, слегка туманившуюся дыханием, переплетения проводов, тянувшихся от каких-то приборов и датчиков, штативы для капельниц и проступившие на висках голубоватые венки, а в голове грохотали тихие слова, случайно услышанные из-за приоткрытой двери.
Сделали все, что могли, сказал врач Отосэ. Единственное, что остается – это верить в чудо.
Эти слова заледенили все внутри, гулким эхом отозвались в сердце, и оно рухнуло куда-то вниз и разбилось на мелкие кусочки.
- Пойдем домой, - послышался голос Шинпачи.
Он подошел и положил руку ей на плечо. Кончики пальцев подрагивали.
- Все будет хорошо, Шинпачи, - сказала она.
- Конечно, - ответил он. – Мы должны идти, Кагура-чан. Уже поздно.
- Я останусь здесь.
- Нам не разрешат, Кагура-чан.
- Тогда я буду сидеть под дверью.
- Отосэ-сан позволила нам съесть все, что найдем в ее холодильнике.
- Я не хочу есть.
В палату вошла медсестра, а следом – Отосэ, от которой резко пахнуло запахом сигаретного дыма.
- Вы еще здесь? – нахмурилась Отосэ. – Вам же было ясно сказано – идти домой!
- Я никуда не пойду! – твердо сказала Кагура.
- Хватит препираться. Здесь не место для глупых споров. Я сказала – марш домой.
Отосэ умела разговаривать таким тоном, что возражать было невозможно. Кагура и Шинпачи вышли в коридор.
- Пошли, - тихо произнес Шинпачи. – Там же Садахару… У него корм закончился, надо купить по дороге.
- А как же Гин-чан?
- Ты же сама сказала – все будет хорошо. Отосэ-сан обязательно позвонит… когда он очнется. И мы сразу придем, только захватим Джамп и клубничное молоко.
Сделали все, что могли.
Верить в чудо…
Когда Шинпачи зашел в магазин за собачьим кормом, Кагура осталась ждать его на улице.
«Правда! Говорят, что если это сделаешь, то исполнится любое желание!»
Это вспомнилось внезапно.
Кто-то из сопляков, играющих на ее территории, доказывал ей это пару недель назад. Мол, если пойти в старый храм, что рядом с заброшенным кладбищем на окраине Эдо, восемь раз подряд, ни разу не остановившись, босиком подняться по лестнице из ста восьми ступеней к алтарю и загадать желание, то оно обязательно сбудется. Она тогда сказала, что никогда не видела таких наивных дурачков. Сказала, что все это глупые сказки.
Кагура сорвалась с места.
Ночь была безлунная, но фонари и вывески освещали город, и было светло почти как днем. Однако на кладбище свет не проникал, и оно казалось погруженным в густую темноту.
Ято ночью видели не хуже, чем днем, но Кагура не обращала внимания ни на простиравшиеся к небу кривые ветви старых засохших деревьев, ни на полуразваленные монументы. Она искала взглядом лестницу и, углядев ее вдалеке, помчалась еще быстрее. Достигнув подножья, она на ходу скинула обувь и побежала вверх по ступенькам.
Наверху действительно был храм, очень старый, низкий, с практически плоской крышей, из которой торчал могучий ствол, служивший опорным столбом, - видимо, только благодаря этому дереву здание еще не развалилось.
Алтарь – просто большой кусок камня. Кагура, не уверенная, что делать дальше, крепко зажмурилась, сжала руки у груди и проговорила про себя желание.
Потом – вниз и снова вверх. Ступени были холодными, и каменная крошка впивалась в ступни, но Кагура ничего не замечала. Подняться восемь раз по лестнице из ста с лишним ступенек для нее было слишком легко, и она взбиралась наверх снова и снова – в девятый раз, в десятый, в одиннадцатый, а потом и вовсе потеряла счет.
Если ей не будет трудно, думала Кагура, то чуда не случится. Разве чудо может случиться за просто так? Она сама говорила: в такое верят только наивные дураки. Поэтому она продолжала бежать по лестнице, чтобы сбить ноги в кровь, и жалела о том, что наутро от ссадин не останется никаких следов. Она бежала так быстро, как могла, чтобы сердце бухало в ушах, чтобы дыхание спирало в горле, но все это переносилось слишком легко.
На горизонте занималась светлая полоска. Кагура в который раз уже встала у алтаря и стерла рукавом стекавший по лбу пот.
- Кагура-чан!
Она вздрогнула и посмотрела вниз.
Шинпачи спрыгнул с Садахару и подобрал с земли ее туфли.
- Кагура-чан, что ты делаешь? Я тебя уже полночи ищу по всему городу!
Он побежал вверх по лестнице.
- Быстрее обувайся, нам надо спешить! Гин-сан…
Кагура испуганно распахнула глаза.
- …очнулся!

- Что с тобой? – удивленно спросил Гинтоки.
Привычный вялый тон, привычный флегматичный взгляд. Под глазами, правда, темные круги, да цвет лица тускловат.
Кагура посмотрела на свои грязные ноги и замызганную одежду. Шинпачи смущенно поправил очки.
- Волновались, да? – хитро прищурился Гинтоки.
- Да кому ты нужен, - выдавила Кагура. – Дурак.

Название: Забота
Персонажи: Гинтоки, Кагура

Гинтоки постучал в дверь шкафа.
В ответ донеслось только приглушенное сопение.
Гинтоки постучал снова, а потом попытался открыть створку, но ее крепко держали изнутри.
- Кагура, - мягко позвал Гинтоки. – Что случилось?
- Ничего, - глухо донеслось в ответ.
Гинтоки вздохнул.
- Слушай, если у тебя какие-то проблемы, ты всегда можешь поделиться. У тебя… эти дни?
Дверца слегка отодвинулась, и оттуда высунулся зонтик, явно нацеленный в его голову, но Гинтоки успел увернуться.
- А что тогда? – искренне удивился он. – Я тут, между прочим, помочь пытаюсь!
- Ничего, - повторила Кагура. – Я… немножко обгорела на солнце.
- Открой дверь.
- Ты будешь смеяться.
- Не буду.
Гинтоки снова попытался отодвинуть дверцу, и на этот раз она поддалась.
- Дай посмотрю, - он наклонился к Кагуре, которая свернулась, подтянув колени к груди. – Солнечные ожоги – это не шутка. Особенно для тебя.
- Я просто слишком долго гуляла днем, - сказала она. – Сама виновата.
Ее лицо, шея, руки и ноги до колен из белых стали красноватыми, но больше всего досталось рукам: кожа на них припухла и покрылась красными бугорками. Гинтоки осторожно притронулся к ее лбу.
- Не беспокойся, - она улыбнулась с как будто извиняющимся видом. – Я чуть-чуть полежу, и все пройдет.
Гинтоки закрыл шкаф и, направившись в прихожую, бросил через спину:
- Я скоро буду.

- Максимальная защита от солнечных лучей. Полный блок ультрафиолетового излучения, - читала Кагура надпись с этикетки большого флакона солнцезащитного крема. – Гин-чан, это мне?
Гинтоки кивнул.
Дети не должны бояться гулять днем.

Название: Компания
Персонажи: Гинтоки, Хасегава

Закат прогорал свои последние минуты, теряясь в зажигающихся огнях фонарей.
Сумерки окутывали город густо-синим бархатом.
На лавочке возле заброшенной детской площадки сидели двое.
- Гин-сан.
- М?
- Посмотри вокруг. Что ты видишь?
Гинтоки зевнул.
- Сними свои очки, Хасегава-сан, и посмотри сам.
- Посмотри на эти турники с облупившейся краской, на оборванную цепь качелей, на карусель с оторванными сиденьями, на поросль сорняков. Что ты чувствуешь?
Гинтоки посмотрел и честно признался:
- Ничего не чувствую. А что?
Хасегава вскинул голову вверх, к небу, где уже начали появляться маленькие искорки звезд.
- Эта детская площадка плачет. Посмотри на нее. Она такая грустная. Детская площадка не может существовать без детей. Когда дети перестают приходить, она умирает.
- Вот оно как бывает, - задумчиво протянул Гинтоки. – Ну, зато сюда начинают приходить такие, как мы.
- Это другое, - отмахнулся Хасегава. – Мы как будто вороны, собирающиеся над свежей могилой.
- Да, - согласился Гинтоки. – Это действительно грустно.
- Вот и я, - глухим голосом продолжил Хасегава, - тоже умираю без сигарет, словно эта детская площадка – без детей. Гин-сан, одолжи мне хотя бы триста иен, а?
Гинтоки усмехнулся.
- Были бы у меня деньги – думаешь, сидел бы тут с тобой?
Хасегава тяжело вздохнул. Гинтоки легонько ткнул его в плечо.
- Не вешай нос, Хасегава-сан. Хоть денег и не дам, но компанию составлю.
Разумеется, Хасегава бы предпочел сигареты.
Но и так тоже неплохо.

@темы: Fanfiction, Gintoki, Hasegawa Taizou, Hijikata, Kagura, Okita, Shinpachi, Shinsengumi, Yorozuya

Комментарии
2012-07-26 в 05:12 

Агнеса
Не извращенец, а разносторонне развитая личность (я)
Класс!!))))

2012-07-26 в 07:41 

Пушистый Волкэ, стриженный ёжиком
Дженсен двигался с изящностью танка и аккуратно взламывал двери на кодовых замках с помощью гранатомета.
Какие хорошие и правильные драбблы!

2012-07-26 в 07:55 

Seliamar
~swoon~
Агнеса, Wolf-chan, спасибо за отзывы :) рада, что понравилось.

2012-07-26 в 11:42 

Tord
Отсутствие денег — это как насморк. Не стоит обращать внимания, и оно само пройдет.
Прекрасные драбблы. Особенно "Желание" понравилось.

2012-07-26 в 12:23 

Seliamar
~swoon~
Tord, спасибо)))

2012-07-26 в 13:16 

Агнеса
Не извращенец, а разносторонне развитая личность (я)
Seliamar, ещё как понравилось! Очень-очень))))

2012-07-26 в 13:38 

Alpha_Ultra
капитан незаметность
Велоколепные драбблики, спасибо!

2012-07-26 в 13:42 

Seliamar
~swoon~
Агнеса, :sunny:
Alpha_Ultra, пожалуйста))) это вам спасибо - что прочитали!

2012-07-26 в 20:39 

Болтливая Ять
Трудно молчать, когда тебя не спрашивают. Кицуне УТЯР. почётная мышь
Волосы Хиджикаты :inlove:
Кагура *____* Ёродзуя *____* Кагура!
Спасибо большое)))))
Сого охренителен ^___^

2012-07-26 в 20:59 

Seliamar
~swoon~
Болтливая Ять, спасибо за отзыв)))

2012-07-28 в 00:46 

Cherry Ren
Позирую для Малевича и Фаберже
Здорово! Первые три очень-очень понравились :)

2012-07-28 в 00:48 

Seliamar
~swoon~
Cherry Ren, благодарю за отзыв, очень рада)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Gin-chan's Yorozuya!

главная