17:07 

Anven_Vongola
Название: Забыть человека, который спас тебе жизнь, невозможно
Автор: Anven
Фэндом: Gintama
Пейринги/Персонажи: Гинтоки/Окита, а так же Кацура, Такасуги, Сакамото и,конечно, аманто
Рейтинг: R
Жанр: яой, романтика, юмор, экшн
Размер: мини
Дисклеймер: отказываюсь
Предупреждения: возможен OOC
Саммари: Гинтоки всегда знал, что его секрет рано или поздно доставит ему неприятностей. Аманто так просто не забудут Широяши и попытаются найти его. Раньше ему нечего было терять и нечем было шантажировать, но сейчас у мужчины есть семья, друзья, которые могут попасть под прицел.
Капитан одного из отрядов Харусаме пожелал отличиться и поймать великого серебряноволосого война, но все с самого начала пошло наперекосяк)
Размещение: с разрешения автора.

-Я покажу этим выскочкам как надо мной смеяться! А особенно этому идиоту-Хиджикате! – тихо ругался сквозь зубы мальчик, - может, я и самый младший среди этих остолопов, но это не дает им повода сомневаться в моих навыках!
Окита еле сдерживал ярость от обиды, как они посмели оставить его в додзе, и уйти в горы. Там, у водопада, проходили самые суровые и сложные тренировки. Ведь Кондо-сан вчера сказал, что возьмет его тоже. Сого был почти полностью уверен в том, что виноват Хиджиката. Как только он появился, то сразу стал любимчиком у сенсея, Кондо и самое главное у сестры Сого – Мицубы, а самого Сого считал мелким недоразумением. Оките не нравились отношения между его сестрой и Хиджикатой. Мальчик считал, что его любимая старшая сестренка достойна лучшего парня, а не этого идиота.
-Только вернись, я тебя так перед моей сестрой опозорю, век не сможешь при ней глаз поднять! – с садистской ухмылкой сказал ребенок, - я-то давно заметил, как ты на нее сморишь.
Продолжая ругать Хиджикату, Кондо, а за одно всех товарищей, парнишка уверенно пробирался сквозь чащу. Он слышал из вчерашнего разговора Мицубы и Тоширо о том, что в соседней деревушке видели несколько аманто. Сого решил раз они пошли без него в горы, к источнику, то он уничтожит инопланетных монстров здесь и тем самым сможет доказать всем свою силу и навыки война. Хоть Оките и было всего восемь, он уже являлся одним из самых талантливых мечников в их додзе. Но все из-за того же возраста его не брали на серьезные тренировки и сражения.
-Ничего-ничего, Кондо-сан еще узнает! – уверенно произнес мальчик.

Выносливости и выдержки Сого было не занимать. Парнишка упрямо шел в направлении поселения, неся за спиной довольно тяжелую для его лет катану. Дорога до селения заняла почти три часа. Когда он добрался до главных врат в деревню, уже сгустились сумерки, на небе загорелись первые звезды, а серебряный свет полумесяца робко осветил землю. Тихо проскользнув через приоткрытые створки ворот, парнишка застыл в ужасе от увиденной картины. Совсем недавно это был многолюдное селение с большим рынком, пестрыми садами и красивыми аллеями. А сейчас перед ним было сплошное пепелище. Дома сгорели до основания, только черные от сажи кирпичи и трубы остались в память от них. Деревья едва покачивали обожженными голыми ветками. В воздухе стоял запах горелой человеческой плоти. Над разрушенной деревней висела гробовая тишина, не было даже крика птиц или жужжания насекомых.
Окита еле сдержал рвотный позыв. Зажав рот ладонью, мальчик упал на колени и зажмурил глаза. Было больно, сердце горело пламенем дикой ненависти и отчаяния. Среди погибших было много его знакомых и друзей. Ненависть к аманто новой обжигающей волной захлестнула сознание ребенка. Безумно хотелось найти этих убийц и расквитаться с ними, заставить терпеть ту же боль, что сейчас испытывал он. Пытаясь успокоиться и очистить разум, Сого не заметил чужого присутствия.
-Так-так-так, а это что тут у нас? – нахально спросил гнусноватый голос над склонившимся парнем.
Окита мгновенно вскинул голову, рядом с ним стояли несколько аманто. Довольно ухмыляясь, они обступили мальчика со всех сторон. Под цепкими взглядами стало не по себе, колени все еще предательски дрожали после шока. Попытку обнажить катану захватчики тут же пресекли, самый быстрый выбил оружие и вывернул руку ребенку под неестественным углом. Стремления вырваться сопровождались болью в запястье и довольным смехом врагов.
-А ну отпусти! – резко потребовал Окита, пытаясь пнуть держащего его аманто.
Но пришельцы даже не соблаговолили обратить внимания на его слова, лишь продолжали внимательно рассматривать свою находку.
-Какая милая девочка, может, отведем ее к боссу? – предложил один из них, придирчиво оглядывая Сого.
-Ага, может он смилостивится, и простит наше поражение тем четверым самураям? – согласился второй.
Идею о подарке поддержали и остальные, никто не хотел лишиться жизни из-за недовольства начальства. После нескольких позорных бегств из крупных городов из-за столкновений с отрядами самураев, командование ясно дало понять, что без таких трусов как они, войска добьются больших побед.
-Будь проклят, Широяша! – в сердцах воскликнул аманто, - еще немного и эта страна бы сдалась, но эти четверо самураев вновь вселили надежду в людей. Снова эти блохи взялись за катаны и восстали. Даже то, что Сегунат пал и Эдо в наших руках не повлияло на их решимость.
Пока аманто ругались на некого Широяша, Окита попытался воспользоваться невнимательностью врагов и сбежать. Но очередная попытка вырваться вызвала новую волну боли и удар в солнечное сплетение, но сдаться на милость врагу не было в характере Окиты. Сильно пнув в голень, мальчик извернулся и, укусив держащую руку, вырвался. Но убежать далеко все же не получилось, его тут же догнали и в этот раз ударов было несколько.
-Вот надоедливый выродок, - зло прошипел пришелец.
-Выруби, так быстрее донесем.
Последнее, что запомнил Сого перед тем как потерять сознание, это резкий удар по голове. Закинув бессознательного мальчика на плечо, аманто поспешили в лагерь, командир не любил опоздания.

-Вообще-то меня не привлекают маленькие человеческие выродки, - равнодушно бросил капитан, окинув связанного Сого мимолетным взглядом.
Мальчик, придя в себя, обнаружил, что находится в огромном шатре аманто. Точнее не сам очнулся, а его заставили ведром ледяной воды. Голова нещадно болела, в глазах двоилось после сильного удара. Окиту связали очень крепко, да так, что не мог и пальцем пошевелить. Смысл разговора между аманто плохо доходил до сознания мальчика. Ребенок лежал на животе, но все же смог чуть приподнять голову и рассмотреть того, к кому его привели. Он был крупного телосложения с кожей синевато-лилового оттенка. Маленькие глазки неестественного ярко желтого цвета зло смотрели на подчиненных. Носа не было вообще, тонкий рот все время открыт. В нем поблескивали белые острые зубы. Руки больше напоминали щупальца осьминога. Одет аманто в военные доспехи, с прикрепленной к поясу саблей.
-Но, я знаю того, кто любит их коллекционировать. Думаю, он заплатит не плохие деньги, - между тем продолжал командующий.
На мгновение приунывшие пришельцы радостно закивали, предлагая свою помощь при транспортировке раба. Они были готовы выполнять любой приказ, лишь бы сохранить свою жизнь.
-Но не надейтесь, что вы откупились передо мной этим ребенком, - предупредил главный повеселевших подчиненных, - вы мне принесете голову Широяша, иначе я сам вас убью. Поверьте, я найду самый болезненный и медленный способ.
В правдивости слов было глупо сомневаться, этот капитан был одним из самых опасных и кровожадных на их планете.
Дождавшись, ухода подчиненных, аманто лениво поднялся из кресла и подошел к Оките. Прежде чем продавать человеческого детеныша, необходимо удостовериться в его внешних данных. Вряд ли его захотят покупать, окажись он дефективный. Легко подняв ребенка на уровень глаз, он принялся осматривать свой товар на продажу.
-А ты симпатичный для человека, особенно глаза… такой цвет не свойственен людям.
Одной из щупалец он поднял лицо мальчика за подбородок. Глаза-пуговки стали внимательно рассматривать цвет радужки Сого.
-Убери от меня свои лапы, - зло прорычал Окита, пытаясь вырваться.
Но на пришельца это не произвело никакого впечатления, он продолжал внимательно осматривать человека.
-Не плохо, даже очень не плохо. Самое главное завтра не продешевить, заставлю раскошелиться за такой экземпляр этого скрягу.
-Ты меня слышал? Я тебя убью, если хоть что-то со мной сделаешь, - прохрипел мальчик.
Ох, если бы взгляд мог убивать…
Не обращая внимания на слова, пришелец, приподняв за шкирку, резко разорвал кимоно на ребенке. Цепкий взгляд заскользил по телу Окиты, увиденное явно ему понравилось. Дьявольски усмехнувшись, он вопросительно изогнул бровь.
-Что ты там бормочешь? Кишка-то не тонка? – издевательски фыркнул аманто, - так-так, а что тут у нас?
Щупалец коснулся пояса на хакама. Сого стал еще упорней вырываться, стараясь хоть как-то расслабить веревки на руках.
-Не смей, ты грязный урод! – прорычал мальчик, убийственно глядя на врага.
Зло рассмеявшись, аманто схватил за узел на поясе.
-Ой, ой, как тут оказывается интересно, - раздался ленивый голос со стороны входа в шатер, - папаша, а не стар ли ты для такого?
Аманто и ребенок моментально обернулись на звук голоса. Облокотившись о столб, держащий купол шатра, на них с интересом смотрел молодой парень примерно лет семнадцати. Пламя свечей озорными искорками плясало на серебряных чуть вьющихся волосах и в глазах винного оттенка. На белом косодэ яркими каплями алела свежая кровь. Окита почувствовал мощную, но в тоже время спокойную и сдержанную ауру молодого человека, как ни было странно, но мальчик почувствовал себя в безопасности.
-Ты… это ты!! – зашипел аманто, брызжа слюной. Ему хватило одного взгляда, чтобы узнать в пришедшем своего самого опасного врага.
Молодой человек улыбнулся, и нехотя оторвавшись от столба, медленно подошел вплотную. Спокойный взгляд скользнул по замершему в руках пришельца ребенку. В бордово-карих глазах, что несколько секунд назад читалось неприкрытая мольба о помощи, страх, теперь были искры искреннего восхищения. Юноша чуть улыбнулся ему и перевел взор на обессиленного яростью и страхом главу аманто.
-Так ты меня знаешь? – «искренне» удивился воин, в голосе проскользнуло ехидство.
Но вопрос остался без ответа, выхватив саблю из ножен, аманто отшвырнул от себя Окиту. Серебряноволосый парень последовал его примеру, медленно обнажив катану. Оба замерли на долю секунды, ожидая нападения противника, пламя свечей скользнуло по острию самурайского меча. Первым не выдержал наряженного ожидания пришелец, нетерпеливо вскрикнув, он молнией бросился на человека. Мгновенно уклонившись, юноша взмахом катаны нанес в ответ неглубокую рану на груди недруга. Аманто поморщился от боли и, совершив обманный трюк саблей, едва не разорвал когтями, появившимися из присосок на щупальцах, сонную артерию парня. Самурай едва успел уклониться от смертоносных когтей, следующих выпадов аманто он снова смог избежать. Но все же один раз аманто смог оцарапать щеку и висок война. Довольно усмехнувшись, пришелец медленно слизал с когтя алую кровь человека. В желтых глазах плясали искорки невменяемого веселья. Аманто был очарован этим человеком, хотелось убить его собственными руками, и испить этой живительной, сладкой крови, а вместе с ней и мысли и мечты война. Видя, что противник на мгновение остановился, парень напал на него, схватив монстра за протянутый в его сторону щупалец, самурай смог перерубить его. Сого тут же оглушил протяжный визг, вырвав обрубленную конечность, аманто, не разбирая, начал наносить сильные режущие удары саблей. Воин еле успевал ставить блоки и уклоняться, но в кроваво-алых глазах не было ни капли страха, лишь азарт.
-Будь ты проклят, Широяша! Я убью тебя, разрежу твое тело на кусочки! – шипел пришелец, не останавливаясь ни на секунду.
Сого с восхищением наблюдал за ловкими движениями юноши, сколько бы ни старался монстр поранить человека, у него ничего не получалось. Парень, несколько раз увернувшись, оказался за спиной пришельца. Не давая ему и мгновения, он одним молниеносным движением катаны обезглавил его. Капли голубой жидкости брызнули из сосудов на ковер и белое косодэ человека. Отпихнув покатившуюся к ногам голову, парень с легко читаемым удовлетворением воззрился на поверженного врага. Тут он вспомнил про пленника. Оглянувшись на сжавшегося в комочек ребенка, молодой человек сделал пару шагов в его сторону. Видя, что мальчик крайне испуганно, но вместе с тем доверчиво и восторженно смотрит на него, юноша подошел ближе.
-Ты как, жив? – осторожно спросил он, вставая на одно колено перед ребенком.
Утвердительно кивнув, Сого попытался ответить, но язык его не слушался, словно прирос к небу. Юноша аккуратно разрезал путы и убрал катану в ножны, чтобы не пугать ею ребенка.
-Идти можешь? – снова спросил парень.
Опять кивок и попытка встать на ноги. Подбадривающе улыбнувшись, молодой человек помог ему подняться. Видя, что ребенка колотит крупная дрожь, Широяша стянул с себя косодэ и накинул на голые плечи мальчику. Сого тут же закутался и хриплым срывающимся голосом тихо поблагодарил.
-О, да ты и разговаривать можешь? – разыграл удивление парень, - может, тогда скажешь, как тебя зовут?
-Оки… - голос предательски сорвался, - Окита Сого.
-Сого, а я Гинтоки, - представился юноша, - пойдем, думаю, мои друзья уже разобрались с остальными.
Подняв на руки мальчика, Гинтоки вышел из шатра. Тут и там лежали обезображенные тела самураев, непонятно кому ранее принадлежащие куски разорванной плоти, окровавленные трупы аманто. Выжившие люди помогали раненым, Саката закрыл глаза мальчику своей рукой, не давая увидеть этот ужас.
-Не стоит тебе на это смотреть и травмировать свою детскую психику, - объяснил свой жест юноша, - а то вдруг вырастишь садистом и будешь жить рядом со мной. Опасно, знаешь ли.
Сого было немного неловко от того, что его на руках нес парень, но усталость постепенно начала давать о себе знать. Через пару шагов Саката с удивлением обнаружил, что мальчишка уснул, полностью расслабившись и доверчиво прижавшись к его груди.
-И чего тебя понесло в это селенье, мелкая заноза? – беззлобно спросил у спящего парень.

Проснулся Сого глубокой ночью, испуганно оглядевшись, мальчик понял, что находиться в полуразрушенном додзе. Чтобы вспомнить то, что случилось несколько часов назад, понадобилось всего пару секунд. Рядом спали самураи, крепко сжимая во сне катаны, они были готовы в любой миг снова вступить в бой с аманто, добиваясь свободы и мира для родной страны. Посмотрев по сторонам, Окита не обнаружил своего спасителя, тот бы сразу выделялся серебристым цветом волос среди темноволосых воинов. Тихо, стараясь ни на кого не наступить и не потревожить чей-нибудь чуткий сон, мальчик, кутаясь в косодэ Гинтоки, добрался до открытых седзи. Выйдя на веранду, Окита невольно прикрыл веки, после темного помещения, даже свет луны был немного болезненным для глаз. Когда глаза привыкли к яркому лунному освещению, мальчик обнаружил только двух незнакомых самураев. Привалившись спиной друг к другу, они дремали, рядом с каждым лежала катана. Они тоже, как и Широяша, выглядели слишком молодо для этой войны.
Сого чувствовал, как медленно страх начинает закрадываться в подсознание, он знал, что эти люди не причинят ему вреда, но все равно сейчас полностью защищенным он чувствовал только рядом с Гином.
-Ты ищешь Гинтоки? – раздался тихий голос.
Посмотрев на только что дремавших молодых людей, Окита обнаружил, что оба внимательно за ним наблюдают. Ни взглядом, ни видом не показывая, то, что проснулись мгновение назад, услышав его тихие шаги. В глазах молодых людей Сого не видел враждебности или злости, лишь полное безразличие в зеленых и интерес в орехово-карих. Утвердительно кивнув, мальчик спросил, где может найти его. Хоть и он не имел привычку разглядывать незнакомых людей, но все же оторвать свой взор от парней он не мог. Оба были очень красивы, один даже слишком женственен. Хотя может это ощущение складывалось из-за длинных черных волос – они даже на вид были словно шелк гладкие и мягкие, а так же утонченные черты лица, нежная светлая кожа и длинные ресницы, обрамляющие орехового оттенка глаза. Сого не верил в то, что перед ним очень сильный воин, но в глубине его глаз мальчик увидел потаенную силу и волю настоящего самурая.
-Посмотри на крыше, - посоветовал юноша, ни сколько не смущаясь такого открытого изучающего взгляда, - там дальше будет лестница.
-Только будь осторожен, крыша старая, - предупредил другой.
Окита окинул его быстрым взором, густые черные волосы, отливали фиолетовым оттенком, изящные черты лица и ярко-зеленые глаза. В них было что-то безумное, опасное, словно это был не человек, а дикий зверь, готовый растерзать любого. А за этим срывалась боль. Безнадежная и глубокая боль.
-Спасибо, я буду осторожен, - отводя взгляд, ответил мальчик, такую боль он не мог выдержать.
Парень с длинными волосами дружелюбно улыбнулся, а его друг, усмехнувшись, снова закрыл глаза и прислонился к спине друга.
Пройдя в указанном направлении, мальчик нашел приставленную к крыше деревянную, рассохшуюся лестницу. Взобравшись по ней, Сого аккуратно ступая по черепице, вскарабкался на самый верх покатой крыши. Гинтоки он нашел на другом скате крыши. Юноша спал, закинув руки за голову. Дойдя до парня, Окита устроился рядом, наконец, он снова почувствовал себя в безопасности. Пока его спаситель спал, мальчик мог спокойно, не стесняясь осмотреть его. Самой яркой чертой самурая были его волосы, густые, чуть вьющиеся серебряные локоны. Не седые, а именно серебряные, в которых яркими бликами играл лунный свет. Белоснежная, словно китайский фарфор, кожа, правильные черты лица, изящный изгиб губ.
Ощутив чье-то присутствие, Саката приоткрыл глаза. Алый взгляд встретился с вишнево-карим. Под чутким взглядом Гина, Оките стало неловко, словно его застали за непотребным делом.
-Ты чего не спишь? – спросил Гинтоки, принимая сидячее положение.
Сого было слишком стыдно признаваться в своих страхах, поэтому он просто промолчал.
-Что же ты такой не разговорчивый? – расстроено поинтересовался парень, ероша свою и без того лохматую шевелюру, - так с тобой скучно.
-А, это твой настоящий цвет волос? – неожиданно даже для самого себя спросил мальчик.
Гинтоки удивленно посмотрел на ждущего ответ мальчика, в больших глазах читался искренний интерес. Взлохматив волосы на затылке, Гин улыбнулся:
-Да, сколько себя помню, они были именно такого цвета.
-Красиво, можно? – Сого протянул к серебристым прядкам руку.
Гинтоки не стал отвечать, а просто снова лег, положив голову на колени к мальчику. Прикрыв глаза, парень наслаждался массажем, а Окита с удовольствием перебирал мягкие вьющиеся прядки, с восхищением наблюдая, как в серебре волос играют блики лунного света. Сначала касания были робкие и осторожные, но постепенно Сого увлекся, конструируя из относительно длинных волос прически - заплетая короткие косички или хвостики.
-Скажи, Сого, что ты делал в лагере аманто? – приоткрывая один глаз, спросил Гин.
-Меня поймали в разграбленной и разрушенной деревне, - охотно рассказал ребенок, - Я жил в додзе, которое располагалось не далеко от того селения. Дело в том, что я самый младший из учеников, меня никогда не берут на тренировки и на сражения. Я решил, что смогу сам постоять за себя, и…
Пальцы, что ласково играли с волосами, замерли. Гинтоки снова посмотрел на мальчика. Глаза парнишки покраснели, но слез в них не было, вместо них искрились боль и ужас.
-В том селении были мои знакомые, в детстве мы с сестрой там часто гуляли, а теперь… я ненавижу их, кто им дал право грабить города и убивать людей! Я хочу их убить! Я никогда не признаю ни одного аманто!
Гинтоки протянул вверх руку и осторожно погладил бледную щеку, он словно стирал невидимые слезы с лица мальчика.
-Ты еще ребенок, такие слова не для тебя, - тихо произнес он, - у тебя все еще впереди. Я уверен, ты найдешь свое место в этом мире и повстречаешь достойных людей и не только.
Мальчик сжал обеими руками протянутую руку парня, он внимательно смотрел в добрые с ленивыми искорками глаза темно малинового цвета.
-Как зовут твою сестру? – перевел разговор в более безопасное русло Гинтоки.
Окита пару мгновений еще сжимал ладонь, но все же выпустил ее и снова принялся перебирать серебряные пряди.
-Мицуба, она старше меня. Я очень люблю свою сестру, она самая красивая и добрая. Когда родители погибли, сестра вырастила меня, я тоже хочу скорее стать взрослым и помогать ей всем, чем смогу.
Гинтоки с улыбкой слушай радостный голос мальчика, отмечая, как сияют любовью его глаза при воспоминании о сестре. Следующие вопросы Саката задавал очень обдуманно. Стараясь не ворошить свежие воспоминания о аманто. Окита был ему за это очень благодарен.
-А ты? У тебя есть сестра или брат? – поинтересовался Сого, когда все рассказал о Мицубе.
-Ну… - рассеяно протянул Широяша, - думаю, что да. У меня есть три неугомонных братца. Один полностью повернут на своем имени и волосах, второй все время глупо смеется, а третий немного психованный. Один я полностью уравновешенный и вменяемый.
-Три? – удивленно переспросил Окита, - а как их зовут?
-Зура, Шинске и Тацума, - перечислил имена юноша, - думаю, без них я бы не справился.
-А где сейчас они?
-Зура и Шинске наверное дежурят, Тацума где-то здесь на крыше, любуется небом и мечтает после всех воин бороздить космическое пространство на личном корабле.
Парнишка вспомнил о двух юношах, что сказали, где искать Гинтоки.
-Но они же не родные тебе.
-Сого, не всегда нужно кровное родство, чтобы назвать человека своим братом. Запомни.
За всю последующую беседу, Оките не раз приходила мысль о том, что Гин слишком взрослый для своего возраста. Внешне ему и его друзьям не больше семнадцати, но чувствовалось, что они очень быстро повзрослели. Хиджиката и, даже, Кондо казались детьми рядом с ними.
-Можно мне остаться с тобой? – тихо попросил Сого, - ты сможешь научить меня сражаться?
-Твоя сестра будет переживать за тебя, - покачал головой Гинтоки, - ты еще слишком мал.
Видя, что мальчик собирается отстаивать свою точку зрения, Гин поднялся и посмотрел в глаза парнишке. Сого видел, как в малиново-красных глазах бушуют различные эмоции. Он с надеждой ждал ответа, конечно, и не надеясь на согласие. Кому нужен такой маленький ребенок во время войны?
-Давай лучше ты будешь тренироваться у себя в додзе со своими товарищами, а потом, как тебе исполнится восемнадцать, я тебя найду и возьму к себе?
«Найдет? Разве это возможно? - подумал Сого, - он же может погибнуть! Пусть его и называют Белым демоном, но он же человек, он такой молодой!»
-Но тогда мне ждать целых десять лет! – вслух произнес Окита, он так и не смог сказать, что Гинтоки возможно убьют в следующем сражении.
Гин погладил его по голове и, улыбнувшись, предложил ему потратить эти десять лет на прилежную учебу и тренировки. Улыбка была искренней и такой обнадеживающей, Сого не смог не поверить в нее. Согласно кивнув, мальчик улыбнулся в ответ, молясь святым, чтобы присмотрели за его новым другом во время этой проклятой войны.
-Гинтоки, - тихо спросил Сого, - ты меня точно найдешь через десять лет?
Парень кивнул и, притянув его к себе, осторожно поцеловал в висок. Невинное касание теплых губ, словно безмолвное подтверждение данного обещания. Мальчик испуганно замер, но после поцелуя крепко обнял в ответ.
-Смотри, ты обещал.
Сого не хотел отпускать из своих объятий Гинтоки, боясь, что он тут же исчезнет. Впервые в жизни он так быстро привязывался к человеку.
«Не оставляй, пожалуйста, не оставляй! – билась мысль в голове, - я знаю, что ты меня так и не найдешь… не оставляй!»

-Сого, мля! Ты снова спишь на дежурстве! – раздался сквозь сон громкий голос замкома.
Сняв маску для сна, парень с горечью понял, что это был сон. Он ему уже давно не снился, странно. Прошло уже больше девяти лет, парень не помнил ни лица, ни имени своего спасителя. Только знал, что во сне называл его по имени и, что он очень красив, но к сожаление это все. Окита несколько раз пытался разговаривать на эту тему с сестрой, когда она была жива, но единственное, что помнила девушка о юноше, который принес ее спящего брата, это белое хаори и серебряные волосы.
Все это время Тоширо очень внимательно наблюдал за парнем, давно он не видел такого выражения лица Окиты. Не было привычного задора в глазах цвета вишни и садистской ухмылки. А еще больше беспокоили слова с просьбой не отпускать. Раньше, когда они жили в додзе, Окита часто бредил во сне этими же мольбами. В принципе Хиджикате было все равно, кого звал этот мелкий засранец, но сейчас все же это заставило его немного волноваться.
-Эй, Сого, что тебе снилось? – как можно равнодушно поинтересовался мужчина.
Окинув его нечитаемым взглядом, парень, нехорошо улыбаясь, предложил обмен.
-Я тебе расскажу свой сон, а ты выпьешь яду?
-Черт с тобой, - отмахнулся от него Тоширо, - просто знай, захочешь поговорить, я не захочу тебя слушать!
Развернувшись, замком медленно пошел в сторону кабинета Кондо, нужно было передать документы на подпись.
-Хиджиката, а ты знаешь воина по имени Белый монстр или Белый дьявол? Как-то так звучит, – вдруг спросил уходящего мужчину, юноша.
В этот раз после сна-воспоминания осталось только что-то связанное с этим прозвищем.
-Может Белый демон? – предложил Тоширо, обернувшись.
-Точно, Широяша.
Когда Сого услышал это имя, в памяти ярко вспыхнул силуэт высокого статного юноши, лица не было видно, только белоснежное косодэ с ярким кровавым узором, и чуть взъерошенный пепельно-серебряные волосы, окропленные алой жидкостью.
Серебряные волосы ассоциировались у парня только с одним человеком – с данной, но он отогнал от себя эту мысль.
-Этот человек что-то вроде легенды, насколько я помню, он участвовал в войне против Аманто лет десять назад. Его имя вводило ужас всех пришельцев. Но если честно, доказательство его существования нет. Никто из ныне живущих самураев не знал его, так сказать, лично, только из рассказов. А что?
-Нет, ничего. Просто подумал, согласится ли он тебя убить, если я заплачу, - равнодушно пожал плечами парень.
-Что?! – чуть не роняя сигарету, воскликнул Хиджиката.
Но Сого отвернулся, он не собирался снова ругаться со старшим. Он прекрасно помнил, что человека, спасшего его звали именно Широяша. Белый демон был, это не легенда и не выдумка. Единственный кто может сказать, жив этот человек или нет, это только Кацура Котаро. Лидер джои, как было известно из достоверных источников, тоже участвовал в войне против аманто как раз в это же время.
«И где же мне его искать? – раздумывал Сого, - А как найду, как успеть задать вопрос, прежде чем он начнет кидать свои излюбленные бомбы»
Можно было просто попытаться сбить его базукой, но для этого разговора Кацура нужен живым и относительно здоровым.
Попросив на остаток сегодняшнего дня выходной, благо время позволяло – было уже около шести вечера. Окита, подписав прошение, попрощался с Кондо, клятвенно пообещав вернуться через час-полтора. Оказавшись в соей комнате, парень, быстро переодевшись в юката, направился в район Кабуки. Вероятность того, что именно там скрывается беглый джои, равна 99,9%.
Каким бы опасным не был Кабуки, Оките очень нравился этот квартал. Люди, проживающие здесь уже не раз доказали сплоченность и взаимовыручку. Правда сейчас Кабуки держится не на четырех королях, а на двух – Отосэ и Сайго. Но похоже, что они неплохо справляются, отметил про себя Окита. хоть и было довольно поздно, но почти все магазины были еще открыты, тут и там бегала малышня. В открытых кафе сидели аманто, люди. Всё население разношерстного квартала выглядело относительно доброжелательно и миролюбиво. На него без формы Шинсенгуми никто не обращал внимания, просто очередной прохожий, это Сого было только на руку. Зоркий взгляд целенаправленно изучал мимо проходящие толпы, Кацура мастерски прячется, но его отличительная черта – длинные черные волосы, сложно не заметить.
Почти целых два часа слонялся капитан Шинсенгуми по кварталу, но безрезультатно. Котаро словно сквозь землю провалился.
«Наверное, планирует очередной террористический акт» - усмехнулся Окита, заворачивая в узкую подворотню. Так он хотел обойти идущих ему навстречу Ерудзую, драка с Кагурой сегодня не входила в его планы. Сражаться с китаези ему нравилось, но чаще всего это затягивалось на несколько часов или до тех пор, пока кто-нибудь их не растащит по разным углам. Но парень был не прочь повстречаться с данной, ему нравилось наблюдать за этим человеком. Саката Гинтоки был для него загадкой, казалось, он, наконец, смог понять, узнать настоящего Гинтоки, но в тот же миг, мужчина совершал поступок, который был ему не свойственен.
Он восхищался этим человеком и уважал его, где-то в глубине души, Сого очень хотел, чтобы тем спасителем из детских воспоминаний был именно он. Если же быть до конца честным со своими чувствами и разумом, то данна был ему симпатичен, именно как человек. Парень и не заметил, как наблюдая за этим мужчиной, постепенно влюблялся в него. Окита никогда не замечал за собой увлечением мужчинами, но данна всегда был особенным.
Размышления прервал шорох за спиной, кто-то явно хотел тоже спрятаться здесь, но увидев его, решил отказаться от этой идеи. Обернувшись, Окита заметил длинные черные волосы и белое хаори убегающего человека.
«Кацура!» - узнал его парень, бросаясь вдогонку. Все же не зря лидер джои славился своей ловкостью и способностью маскироваться, Окита еле успевал за ним. Не хватало еще упустить его, столько часов блуждания будут насмарку! Парень решил попробовать заинтересовать повстанца или немного отвлечь разговором.
-Эй, - крикнул Сого мужчине, - я хочу поговорить!
Кацура легко взобрался на крышу и обернулся, в руках он держал бомбу, но активировать ее пока не спешил.
-Ага, в полицейском участке, - фыркнул джои, нажимая на кнопку таймера, на дисплее загорелись бледно-зеленые цифры.
Парень еле успел увернуться от брошенной бомбы. Взрыв раздался как раз, когда Окита успел влезть на крышу соседнего дома. Чертыхнувшись, он все же пожалел о том, что не взял с собой базуку.
-Кацура, я хочу поговорить! Дело тут не в твоих террористических актах и не в Шинсенгуми!
Котаро внимательно посмотрел на абсолютно серьезного юношу. Слабо, конечно, верилось в «простой разговор», но на парне не было формы, и вроде рядом не ошивались члены Шинсенгуми. Да, и к чему лукавить, Кацуре элементарно было любопытно узнать тему их разговора.
-Ну хорошо, - медленно произнес джои, - следуй за мной.
Все же разговаривать в Кабуки было не очень безопасно, к тому же в многочисленных переулках и подворотнях могли скрываться полицейские, попадаться им на крючок совсем не хотелось. Самым оптимальным местом для беседы с врагом была территория, где Кацура хорошо ориентировался и при случае мог легко скрыться. Идеально подходил их бывший штаб - старая полуразрушенная гостиница.
Петляя по крышам, Котаро и следовавший за ним Окита быстро туда добрались.
Забравшись через окно в один из номеров, Кацура отошел дальше вглубь комнаты, и вопросительно взглянул на парня.
-Так о чем же со мной хочет поговорить капитан первого отряда Шинтсенгуми? – стараясь скрыть нотки любопытства в голосе, спросил Котаро.
-Кацура, ты участвовал в войне против аманто примерно лет восемь-десять назад? – решил начать издалека Окита.
Лидер джои испытывающее посмотрел на юношу, он не знал что лучше сказать правду или соврать. Мужчина не понимал, зачем эта информация полицейскому. В больших темно-бардовых глазах капитана не возможно было прочесть ни единой эмоции. Видя, что Кацура слишком долго думает над, казалось было, таким легким вопросом, Окита добавил, что вся информация останется только между ними, никто не узнает об их разговоре.
-Я не знаю, зачем тебе мое прошлое, - нехотя начал говорить Кацура, - но, да. Я воевал в войне против аманто. Я и сейчас не собираюсь сидеть, сложа руки и терпеть наглые и своевольные выходки этих монстров.
Следующий вопрос было задавать очень страшно, Окита боялся услышать отрицательный ответ, тогда единственная ниточка с прошлым будет утеряна. Пока Сого искал Коцуру, он перебрал всевозможные варианты людей, у которых он мог узнать про Широяша. Правда был еще Такасуги Шинске, но вероятность того, что Окита смог бы его поймать, а следовательно и поговорить была ничтожна мала. Как ни вглядывался Котаро в лицо задумавшегося парня, он не мог понять, о чем тот думает. Вся эта ситуация нравилась ему все меньше и меньше.
-Ты знаешь человека по имени Широяша? – как можно ровным голосом спросил Сого.
Кацура не понимал, зачем нужно все это Сого. Мужчина не знал что ответить, он не хотел, чтобы у Гинтоки были проблемы из-за прошлого, он этого не заслужил. Его друг многого лишился из-за той проклятой войны, хватит! Он искупил свои грехи, спася людей и даже аманто. Всматриваясь в неожиданно спокойного парня, Кацура пытался прочесть в его глазах хоть что-то. Вишневые глаза были бесстрастные, но все же в их глубине мужчина увидел промелькнувшие на долю секунды страх и отчаяние, словно от ответа повстанца зависело очень многое. Кацура не мог понять, но тут самурай вспомнил случай во вражеском лагере много лет назад. Гинтоки еще спас маленького ребенка. Вынес на руках из шатра главаря аманто, закутав мальца в свое косодэ.
«Неужели это он?» - Котаро попытался вспомнить мальчика, если не обманывает память, то у него были светлые волосы, глаза… но мужчина ни как не мог вспомнить их цвет. Он помнил, как сильно удивились они с Сакамото и Такусуги, когда их товарищ донес мальчишку до их временного пристанища, а на утро отвел домой. да еще Сакамото много чего рассказал, но ни он, ни Такасуги так и не поверили.
-Так ты знаешь его? – снова задал свой вопрос Сого, видя, что Котаро о чем-то думает.
-Да, я знаю Широяша, - кивнул Кацура, - но зачем тебе он?
От мужчины не скрылись едва заметные искры радости в глазах Окиты. Лидер джои снова задал себе вопрос, возможно ли, что этот парень и есть тот мальчишка. Ведь иначе, зачем капитану Шинсенгуми искать Широяша?
-Где я могу его найти?
Решив рассказать об этом разговоре Гинтоки, дабы тот сам и решает, что делать, Кацура не захотел в это дело впутываться.
-Он исчез сразу после войны, - пожал плечами он, - никто не знает где он и жив ли он вообще.
Но тут же пожалел о своих словах, на лице Окиты не дрогнула ни одна мышца, но радужка глаз вмиг потемнела, надежда, что так ранее легко читалась, бесследно исчезла. Но юноша быстро взял себя в руки, чуть улыбнувшись, поблагодарил Кацуру и напомнил о том, что об этом разговоре действительно никто больше не узнает.
«Может все-таки отправить его к Гинтоки? Пусть они сами разбираются в своем прошлом? Тот ребенок был важен для него…» - мысли в голове Кацуры очень быстро сменяли друг друга. Лица Окиты он не мог видеть, но все же он чувствовал, что тому сейчас не очень хорошо. «Ладно, будь что будет!»
-Эй, я…
Но больше сказать ничего не получилось, плечо пронзила острая боль, а следом за ней полное онемение всего тела. Котаро ничком повалился на пол, не в силах даже дать отпор нападающим. Через несколько секунд он услышал глухой удар упавшего тела рядом. В поле его зрения появилась светловолосая макушка Окиты.
-О-па! Вот и Кацура, и полурослик в одежде самурая! Хорошо, что они нам попались вместе, хоть бегать не нужно, - послышался звонкий с нотками лени голос.
-Ага, пошли, отнесем их нашему боссу, - второй голос Котаро уже слышал, словно сквозь вату, сознание медленно, но верно проваливалось куда-то во тьму.
Очнулся Окита в незнакомом месте, руки были заведены за спину и крепко связаны. Парень почувствовал некое дежавю, словно он переживает момент из детсва. Но в этот раз ничего не болело, только если немного шея, но и она только из-за укола. Но как оказалось, парень рано радовался – голоса не было, как ни старался заговорить юноша, получалось лишь молча приоткрывать рот.
-О, как я вижу, они приходят в себя, зовите Босса!
-Что это было? – раздался незнакомый голос где-то справа, - Эй, Шинске-сан, что вы скажите?
Обернувшись, Сого увидел, что рядом с ним в небольшом цехе заброшенного завода находятся еще несколько человек. Трое, как и он, просто связанны веревками по рукам и ногам, а молодой рыжеволосый парень, его ровесник, скован стальными оковами с цепями, которые были прикручены к стене. Двоих он знал - это Кацура и Такасуги, а остальных впервые видел. Один из них был с шоколадными взъерошенными волосами и с солнечными очками на кончике носа. Второй рыжий с яркими, сапфирного цвета большими глазами и наигранной улыбкой на лице.
-Думаю, что в еде был яд или наркотик, - слабым, но не менее надменным тоном ответил Такасуги.
-Вот беда, - с сожалением произнес рыжий, - получается во мне сейчас больше всего этой отравы. Я вообще не могу пошевелиться.
Такасуги лишь усмехнулся, аппетит Камуи его до сих пор поражал. Впервые в жизни ему стало жаль Гинтоки, с его-то финансами содержать ту девчушку-ято наверное очень сложно. Ведь даже ему, Шинске, иногда приходится экономить, чтобы накормить этого ненасытного парня и его помощника - Абуто.
-Ахаха! Зура, Шинсуке! Как я рад вас видеть! А Кинтоки тоже тут? – оживился увидев знакомые лица, шатен.
-Я Шинске, - поправил развеселившегося мужчину глава Кихетая, - давно не виделись, Сакамото Тацума.
-Я не Зура, я Кацура! – ответил в один голос с Такасуги Котаро.
-Заткнулись! – рявкнул аманто, открывая двери и пропуская своего Босса, - еще одно слово и вы навсегда останетесь без языка!
Заинтересованные взоры пленников устремились в сторону пришедших. С ленивой грацией к ним приближался аманто. Его было сложно отличить от человека, светлая чистая кожа, длинные иссиня-черные волосы, обычно телосложение. Но заостренные уши и черная радужка глаз с яркими удлиненными фиолетовыми зрачками выдавали истинную расу.
-Кого я вижу, - вежливо и с долей почти искреннего счастья сказал Камуи, - Клео!
Увидев молодого ято, аманто с не скрываемым раздражением посмотрел на подчиненных. Те испуганно сжались у дверей, так и не успев войти.
-Что здесь делает этот? – Клео указал на Окиту, а следом на ято, - и вот этот?
Пират нервно сжал рукоять катаны и отвел глаза, в его понимании они все правильно сделали. Что босс недоволен-то?
-Но, босс! – непонимающе проблеял аманто, - Вы же сами сказали, что нужно поймать Сакамото Тацуму, Кацуру Котаро, Такасуги Шинске. А так же недорослика в одежде самурая и рыжего ято. Замете, мы смоги поймать и обезвредить даже представителя клана ятузоку!
В руке главы появился пульт, он направил его к экрану на противоположной стене и щелкнул клавишами. Экран, которого никто до этого времени не замечал, включился, на нем появилось фото, Сого сразу узнал Ерудзую. Гинтоки лениво развалился на скамейке, закинув одну руку за голову, а во второй держал пакет клубничного молока. Рядом с ним на лужайке возились с огромной собакой Шимпачи и Кагура.
-Вот эти двое мне были нужны!
Клео увеличил лица девочки и очкарика. Аманто посмотрели сначала на фото, а затем на Камуи и Окиту, снова на фото и опять на Камуи и Окиту.
-Эээ… - рассеяно протянули они, - мы подумали, что девочка поменяла прическу, а парень цвет волос.
-Дебилы, - едва слышно прошипел босс и громче добавил, - хоть письмо тому человеку отдали?
Теперь поверх всех фото был изображен Гинтоки. сейчас можно было рассмотреть, что глаза у мужчины были закрыты, а выражение лица было лениво-удовлетворенное, как у сытого кота, которого разморило на солнышке.
-Д-да, босс, - радостно закивали подчиненные, - письмо с вашим требованием предали в руки Сакате Гинтоки.
-Тогда будем ждать, - улыбнулся тот и, повернувшись к пленникам, сказал, - молитесь, чтобы Саката принял мое предложение, а иначе вас убью!
Произнеся это, аманто со своими шестерками покинул комнату. Экран он выключать не стал, а может просто забыл. После его ухода, связанные люди и один ято немного посмотрели на увеличенное фото Гина.
-Кто это был, Камуи? – поинтересовался Такасуги, переводя взгляд на аманто.
-Это один из капитанов Харусаме, Клео. Он специализируется больше на умственной деятельности, а не на физической, - охотно поделился парень, рассматривая Сакату, а может свою сестру, - если бы я был в форме, то мы успели бы на повтор дорамы, но видимо придется ждать самурая-сана.
-Зачем им нужны мы и Кинтоки? – все так же недоуменно улыбаясь, спросил Сакамото, - а Комаи-кун?
-Я Камуи, Тацума-сан, - улыбнулся парень в ответ, - похоже Клео решил сильно себя не перетруждать разработкой планов. Мы тут в качестве заложников, а самурай-сан должен нас спасти. Скорее всего Клео хочет переманить такого война на сторону Харусаме, а может и просто убить, чтобы не мешался. Этот человек немного опасен.
Такасуги не понимал, причем здесь он, а главное, зачем пиратам Харусаме смерть самого ленивого идиота во всем Эдо. Он тут же озвучил этот вопрос.
-Ооо? – удивленно протянул ято, наклоняя голову набок, - причем здесь вы я не знаю, - он обвел глазами Шинске, Тацуму и Котаро, - но похоже меня перепутали с сестрой, а вон того парня с очкариком. Я еще в Йошиваре заметил, самурай-сан им словно отец, конечно, он пойдет их спасать.
-Йошивара? – переспросил Кацура, - Что ты знаешь о том инциденте?
Новость о смерти короля Йошивары была «бомбой» для всех, как и для правительства, так и для них, повстанцев. Но никто не мог узнать правду, зачем, а главное кому помешал Король Ято. Неужели в этот замешан Гинтоки. Кацура усмехнулся, мог бы и догадаться, всегда как только случается что-то не совсем обычное, там замешан его друг детства. Такасуги и Сакамото сейчас не воспринимают Сакату как того самого Широяша. Но Котора, находясь все время с ним, как никто другой знал, волю и честь самурая этот человек не потерял.
-Ну самурай-сан смог убить моего учителя, Короля Ночи Хосена, - не скрывая восхищения, рассказал Камуи, - правда, странно, как они об этом узнали, ведь Абуто их убедил, что это сделал я… Странно…
В комнате повисла тишина, конечно, мужчины знали насколько Саката силен, они ведь бились с ним бок об бок, но одержать победу над Королем Ято! Новость была очень шокирующей. Сого не верил своим ушам, он никогда не мог подумать, что данна такой сильный. Но в память всплыл эпизод сражения его данны с Бансаем. Тогда мужчина смог сбить на землю вертолет только при помощи деревянного меча и струны. Хиджиката и Кондо-сан до сих пор думаю, что это им просто померещилось.
-Гинтоки убил Хосена? – переспросил Такасуги.
-Ага, так что, Шинске-сан, не называйте самурая-сана ленивым, - с доброй улыбкой кивнул ято. Но тут же улыбка превратилась в кровожадную гримасу, - интересно, сколько еще будет действовать наркотик? Я хотел бы вызвать самурая-сана на дуэль, когда он придет! Я мечтаю попробовать его кровь, она должно быть сладкая, но в тоже время безумно острая.
Присутствующих передернуло от увиденного, они единодушно понадеялись, что наркотик еще долго не выветрится из крови ятузоку, и тот останется неподвижным еще продолжительное время.
Дальше разговор был прерван, быстрым шагом к ним в комнату ворвался Клео, полы его плаща словно крылья развивались за его спиной. Аманто не скрывал своей радости, довольно улыбаясь, он подошел к пульту управления под экраном. Тонкие пальцы быстро запорхали по кнопкам. Через несколько секунд фото исчезли, а на дисплее появилось изображение парадного входа в здание. В распахнутых дверях, лениво почесывая макушку, стоял Гинтоки. Мужчина был как всегда в черном костюме, белом кимоно и с боккеном, прикрепленным к поясу. Безразлично обведя взглядом холл, он медленно направился к лестнице.
-Окита-куун! – позвал он Сого, - Ты где? Тебя обыскались Горилла-сан и Оогуши-кун! Давай быстрее выходи, а то Гин-сан опоздает на просмотр своей любимой дорамы! Окита-кун!
Сого хотел ответить, но понимал, что мужчина не услышит его голоса. Он не до конца верил, что данна пришел за ним. По мнению Окиты, он для Сакаты не был близким другом, а вот он для Сого... Они часто вместе дразнили Хиджикату, доводя его до белого каления, а потом на пару прятались от разозленного замкома. Сого никогда не любил никого просить о помощи, но если все же ситуация была безвыходная, парень обращался именно к данне. Он знал, что как бы тот ни отмахивался от его просьб, Ерудзуя все равно поможет, самое странное для Окиты было то, что он никогда не ощущал чувства неловкости и слабости от этого.
Клео еще немного повозился с микрофоном и, наконец настроив его, сказал:
-Я рад тебя видеть здесь, Саката Гинтоки! Все же даже у тебя друзья являются ахиллесовой пятой.
На экране было видно, что мужчина осмотрелся, но не обнаружив слежки, снова продолжил путь к лестнице.
«Значит, они все же схватили Зуру и этих двоих? – размышлял Гинтоки, - Кагура и Шимпачи сейчас у Отае. В этом я уверен, но пропал Окита, а Зуру я найти так и не смог. Слабо, конечно верится в то, что их взяли в заложники. Зура силен, одолеть его та еще задача, но Окита… опять прошлое, снова я рискую окружающими меня людьми»
Но на лице у мужчины не дрогнул ни один мускул, а в глазах все то же безразличие, он ничем не показал тревогу. Видя это, Клео заметно напрягся, не так он представлял поведение самурая.
-Как ты знаешь у меня в заложниках твои боевые товарищи и двое детей, так что ты скажешь на мое предложение? - продолжил Клео, но Саката снова проигнорировал его слова, - Эй, ты меня слышишь? Ты не беспокоишься о Кацуре, Такасуги и о Сакамото? А также о рыжем ято и мелком самурае?
Гинтоки остановился и, в этот раз найдя камеру, посмотрел в объектив. Он сыграл искренний интерес, сомое главное не показывать свое беспокойство, это будет на руку аманто.
-А это вообще кто? Я не знаю этих людей, - покачал головой Саката, скребя указательным пальцем в носу, - я здесь только из-за заказа от Гориллы. Его мелкий пакостник опять во что-то влип, а бедному Гин-сану нужно его вытащить, - разведя руками, Ерудзуя расстроено покачал головой, - тяжела жизнь няньки, так, где Окита-кун?
-Да, и кстати, - ухмылка сменила равнодушное выражение лица Сакаты, - ты вообще в школе учился? В твоем письме я нашел кучу ошибок, ты бы хоть по словарю правописание проверил.
Клео скрипнул зубами от злости, с самого начала все пошло наперекосяк – схватили не тех детей, самурай вовсе не горит желанием спасать заложников, письмо и то, написали не правильно.
-Все приходится делать самому, - прикрыв микрофон, сказал аманто и послал убийственный взгляд в сторону подчиненных. А потом взяв себя в руки продолжил, обращаясь к Гину, - Человек, которого ты ищешь здесь. Но сможешь забрать его живым, зависит только от тебя. Ты согласен с условиями?
Гинтоки развернул послание и лениво его перечитал.
«Саката Гинтоки, хотя правильней будет Широяша, - гласили первые строки письма, - в наших руках находятся твои боевые товарищи – Сакамото, Кацура и Такасуги, а так же представитель клана ятузоку Кагура и самурай Шимура. Их жизнь зависит от тебя. Если ты вступишь в ряды пиратов Харусаме, под командование капитана Клео, то мы их отпустим, но если же откажешься, то получишь их головы. Думай, все в твоих руках.
Нас можешь найти в старом заводе на северо-востоке Эдо»
Мужчина разорвал листок и швырнул через плечо. Такого идиотского письма с угрозами он никогда еще не получал. Никакого разнообразия, все настолько избито и приелось. Прямо как в третьесортной манге прыщавого горе-новичка, мечтающего сразу попасть в Сенэн Джамп.
-Я не собираюсь примыкать к Харусаме, - устало произнес Ерудзуя, - меня не интересуют ни Харусаме, ни Джои, ни Кихетай, ни правительство. Я был бы вам всем очень признателен, если бы от меня вы все отстали.
-Жаль, но я так и думал, что ответ будет именно таким, - в спокойном голосе пирата чувствовалась печаль, - но мне ты очень понравился, Саката Гинтоки-сан. Я дам тебе еще один шанс, если ты сможешь победить меня, то заберешь и друзей и уйдешь сам. Но если же нет, то ты вступишь в Харусаме. Ты должен гордиться тем, что мы, аманто, сами приглашаем тебя в наши ряды!
Выслушав высокопарную речь, лившуюся из динамиков, Саката устало прикрыл глаза, вот же прицепился как банный лист к пятой точке.
-Мне все равно, я заберу от сюда только капитана Шинсенгуми, остальных оставляй себе. Я буду только рад их отсутствию.
Гинтоки отвел взгляд и ступил на первую ступеньку. Но в тот же миг из распахнувшихся дверей на первом этаже появились толпы пиратов Харусаме.
Топот послышался и со второго этажа, не успел Гин и глазом моргнуть, как пролет лестницы был оккупирован аманто, всем своим видом показывая, что пройти дальше они не позволят.
-Ох, Горилле-сану придется раскошелиться за своего мальца, - расстроено протянул Гин, доставая боккен. Как бы не хотел сражаться Саката, похоже другого выбора не было.
-Я дам тебе небольшой бонус, - произнес Клео, - я освобожу одного из заложников тебе в помощь. Думаю, это будет…
Черно-фиолетовый взгляд заскользил по связанным мужчинам, на Окиту и Камуи он даже не взглянул. Одного считал слабым, а второго слишком сильным, выбор был между Которо и Сакамото. С Такасуги он был уже знаком, точнее до него дошли слухи об их с Камуи сражении против Харусаме. Решив, что из троих самый малоопасный Котаро он приказал развязать именно его.
-Проводите этого к Сакате, - приказал аманто, махнув рукой в сторону Кацуры, - отдайте ему катану.
Подхватив не вырывающегося мужчину под локти, помощники вывели его из комнаты. Через пару минут остальные пленники увидели на экране, как Котаро появился рядом с Гинтоки.
-Ой, Зура, почему отпустили тебя, неужели нельзя было просто отдать Окиту-куна и мы с ним спокойно ушли, - ворчливо поинтересовался Гинтоки, но тем не менее лидер джои заметил, что друг ему очень рад, хоть и скрывает сей факт.
-Я не Зура, я Кацура! – по привычке ответил Котаро, - Я тоже счастлив тебя видеть.
Аманто обступили самураев плотным кольцом, внимательно следя за движениями мужчин. Гинтоки и Кацура привычно стали спиной друг к другу, за много лет тренировок и реальных сражениях на смерть между ними сложилось безмолвное доверие. Котаро, обнажив катану, принял оборонительную стойку. Гинтоки тяжко вздохнув, тоже крепче перехватил деревянный меч, похоже, представитель Харусаме не шутит.
Пиратам надоело ждать, они гурьбой напали на двоих мужчин. Взгляд Клео даже не успел уловить движение катаны Кацуры, а лишь увидел, как трое нападающих на самурая пирата повалились мертвыми. За скоростью клинка лидера джои аманто не успевали уследить, лишь только кровавый путь, что оставался после него. Гинтоки не уступал своему напарнику, он быстро и точно наносил удары своим боккеном. Пришельцы никак не могли понять, как этот человек может разрезать плоть, доспехи и ломать стальные мечи обычной деревяшкой. Оба самурая сражались смело, отдавая себя битве, сразу бросалось в глаза то, что им привычно сражаться вместе, они словно предугадывали действия друг друга, при необходимости, прикрывая спину товарища. Аманто, видя напор самураев, оробели, они старались отступить назад, лишь бы не попасть под лезвие катаны или деревянный меч. Сейчас им не было страшно получить наказание от своего капитана, сейчас они боялись только этих двух демонов, назвать их людьми было нереально.
Окита с восхищением наблюдал за данной, словно это был другой человек. Глаза, которые обычно были как у «мертвой рыбы», сейчас горели диким азартом, вместо привычного ленивого выражения лица – хищный оскал. Сого не знал такого Гинтоки, и он был уверен, что никто из окружающих не видел его таким. Честный прием или нет, для Сакаты не было важно, он сражался отрешенно, не обращая внимания на свои раны.
-Смотрю, Кинтоки и Зура ни капельки не изменились, - восхитился Тацума, наблюдая за бывшими напарниками, - Они всегда идеально дополняли друг друга.
Такасуги только фыркнул, признаться в том, что его всегда раздражало то, что Кацура выбрал себе лучшего друга не его, а Гинтоки, он не мог. Мужчина давно и очень сильно ревновал Котаро к Сакате, хоть и явных намеков на их близость не было никогда. Если же в детстве он не понимал природу своих чувств, то сейчас вполне осознавал, что простой дружбы на данный момент уже будет не достаточно. Но Кацура никого кроме Сакаты не видел, это безумно бесило Шинске.
Между тем, на экране было видно, что численность аманто неумолимо уменьшается, а самураи не выглядели уставшими. Даже как будто наоборот, только начали сражаться в полную силу. Белое кимоно Гина уже окрасилось багряными каплями, из порезов на щеке и груди сочилась кровь, но, казалось, он абсолютно этого не замечает. На Кацуре из-за темного цвета одежды не было видно крови и ран. Лишь из рассеченной брови струилась кровь, лицо молодого человека немного побледнело, но в ореховых глазах все те же решительность и сила.

-Эй, Зура, чего зеваешь?
Гинтоки дернул Кацуру на себя, тем самым уводя его от рубящего удара секирой, об перевшись одной рукой о спину друга, Гин, выбив топор из рук врага, обезглавил того одним ударом.
-На себя посмотри, Гинтоки! И я не Зура, я Кацура!
Котаро кинул кунаи в нападающих на Сакату со спины аманто. Саката даже и не обернулся, а только благодарно чуть улыбнулся напарнику. Оттолкнув друг друга, мужчины снова бросились на пиратов.
-Самурай-сан все так же прекрасен, - с дикой улыбкой произнес Камуи, - как же я хочу увидеть его кровь!
Как бы сейчас хотел ято сломать сдерживающие его оковы. Если бы не наркотик, то это было бы сделать легче простого. Но даже не чувствуя своего тела, он пытался заставить себя двигаться. Он просто сходил с ума от желания сразиться с этим человеком. Хотелось собственными руками пробить грудную клетку и сжать, вырвать сердце серебряного самурая, и смотреть, как оно будет биться в его окровавленных ладонях. Такасуги напряженно всматривался в лицо ятузоку, ему было не по себе от исказившегося жестокого лица Камуи. Глава Кихетая надеялся на то, что наркотик сдержит ято.
Тем временем, разобравшись с остатками аманто, Кацура и Гинтоки поднялись по лестнице. Нужно было быстро найти остальных, пока не прибыла подмога в лице очередных отрядов Харусаме.
-Зура, где держат пленников? – переведя дыхание спросил Гин.
-Нужно подняться по служебному лифту на пятый этаж, в левом крыле последний цех.
Клео был в восторге, желание завладеть такой диковинкой выросло в несколько раз. Даже если придется связать и забрать с собой силой, он ни перед чем не остановится. Он заставит Широяша пойти вместе с ним!
Повернувшись к личной охране, аманто сказал:
-Они идут, не смейте и пальцем тронуть Широяша! С Кацурой делайте что хотите, но если хоть один волосок упадет с головы Гинтоки, я вас убью. Медленно и мучительно!
«Широяша? Данна все таки и есть Белый демон» - подумал Сого. Хотя видя, как сражается Саката, Окита уже не раз об этом думал. Слова пирата Харусаме лишь только подтвердили его мысли.
-Слушаемся!
Аманто выбежали из комнаты, оставив своего капитана одного. Вообще нападать на обоих самураев они не хотели, жизнь была им дороже. Но пиратов, что ослушались приказа, ждала жестокая казнь.
Вдруг в тишине комнату раздалась трель мобильного телефона. Вынув из складок плаща пищащий аппарат, Клео приложил его к уху. Собеседник что-то очень громко кричал, явно это были не хвалебные дифирамбы, да и с каждым словом пират все сильнее бледнел.
окончание в комментариях
не поместилось)

@темы: Fanfiction, yaoi

Комментарии
2012-08-04 в 17:09 

Anven_Vongola
читать дальше

2012-08-04 в 17:10 

Anven_Vongola
читать дальше

2012-08-28 в 22:17 

Haine_R.
got no friends, got no lover
Оно восхуительно, автор! Особенно вот эта:
-Ошейник что ли на его одеть… - тихо пробормотал парень, - что-то типа «Собственность Окиты Сого». Надо подумать об этом на досуге…
фраза :-D :zhosh::peshi: простите за столь грубое выражение восторга

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Gin-chan's Yorozuya!

главная