Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
17:04 

Чёт и нечет

Ксай Тэска
Так говорил Гамабунта
Название: Чёт и нечет
Автор: Ксай Тэска
Бета: Киноварь
Размер: мини (2368 слов)
Персонажи: Сакамото Тацума, Такасуги Шинске
Жанр: общий
Рейтинг: G
Саммари: история о том, как Сакамото и Такасуги играли в «русскую рулетку»
Примечание: фанфик был написан на ФБ-2012

Их первая встреча получилась совсем не такой, как представлял себе Сакамото.
Прошло несколько долгих месяцев – от легендарной четверки Джои остались только воспоминания, – но глядя на приборную доску, где горели зелёным буквы – послание от Такасуги – Сакамото на секунду, в самой глубине души предался ностальгии по былым временам.
Приглашение было скупым. Даже сухим. Сакамото перечитал его дважды, подумал, что трогательной одинокой слезе, воспоминаниям о славной дружбе и боевых подвигах здесь не место.
Не приглашение – предложение о сделке. Никакого тебе «Эй, старик Тацума, ну как ты там? Как дела? Не хочешь выпить?» Нет, два хладнокровных предложения зелёными буквами на приборной доске.
«Привет из далёкого космоса. А может, с того света?»
Сакамото улыбнулся – а ведь хорошо всё-таки, что вспомнил старого товарища, хоть так, по делу, но вспомнил, – и отправил ответ: «Ты всё еще жив, Такасуги? Надо же!»

Итак, они встретились на Земле, в портовом квартале где-то на самом отшибе Эдо. Словно заговорщики, пытавшиеся укрыться от чужих глаз. Место выбрал Такасуги, говорил мало, в основном по делу. От предложения выпить отказался.
– Не обнимемся, нет? – распахнул объятия Сакамото.
Обстановка напрягала, и шутить, пусть даже с Такасуги, который шуток вообще отродясь не понимал, всё же было лучше, чем хранить угрюмое молчание.
– Нет, спасибо, – ответил тот.
– Ну, как знаешь,– засмеялся Сакамото, пожал плечами. – Муцу тоже почему-то всё время отказывается.
От воды веяло прохладой. На пристани суетился народ, грузчики переносили коробки с товаром с баржи на сушу. Чайки, рассевшись по столбам вдоль берега, следили за водой.
Шинске скрестил руки на груди. Может, озяб, подумал сначала Тацума — ветер в начале зимы на пристани пронизывающий и холодный. Хотя, как можно озябнуть, если ты сам насквозь ледышка, и душа у тебя такая же? Когда они прощались, вспомнил Сакамото, когда знамя их отряда лежало в пыли под ногами аманто, а вдалеке дымился, словно головёшка, Эдо, Такасуги точь-в-точь как сейчас молча скрестил руки на груди. А ведь был самый разгар весны.
Такасуги кивком показал идти за ним и свернул в ближайший переулок. Нырнул в темноту, оставив позади портовые огни и далёкий свет маяка.
Сакамото пошел за ним, следуя за шорохом кимоно и стуком сандалий по вымощенному камнем полу.
В переулке нашлась дверь. Такасуги постучал. Когда ему открыли, он пропустил Сакамото вперед, пригласил сесть за стол.
– Ты ведь не ужинать меня сюда позвал, правда? – Сакамото огляделся, оценил унылость обстановки, но улыбаться не перестал. – Жаль, я бы не отказался. Целый день ни крошки во рту не было, представляешь? Так недолго и ноги протянуть.
Судя по скудному набору мебели, состоявшему из стола, трёх табуретов и дивана с засаленной обивкой, посетители собирались здесь обычно с одной-единственной целью — либо передать товар, либо договориться о перевозке контрабанды. Сакамото мог только гадать, что грузили сейчас в порту под их боком.
– Как-нибудь в другой раз, Тацума, – Такасуги неторопливо, как и полагалось хозяину положения, придвинул табурет и сел напротив.
– Это Такечи, – представил он человека, впустившего их в комнату.
Такечи, человек с выражением лица мороженной рыбы и пугающим, гипнотическим взглядом, молча кивнул.
– Рад, – соврал Сакамото.
– Не буду ходить вокруг да около, – Шинске достал из-за пазухи кисэру и стал набивать ее табаком. – У меня есть к тебе предложение. И ты уже догадываешься, какое.
Такечи, человек-рыба, не отрывая взгляда от гостя, безмолвно протянул Шинске зажженную спичку.
Сакамото поёрзал на стуле.
Он знал тысячу и один способ провести время приятнее, чем сидеть в какой-то подсобке в порту. Радовало одно: на корабле его ждала Муцу. Возможно, осыпая проклятиями и называя дурачьём, но ждала. А в рукаве плаща у Сакамото была спрятана тревожная кнопка. Предусмотрительная Муцу. Умница Муцу.
– Мне нужно перевезти груз, – сказал Такасуги и выпустил изо рта струю дыма.
Дым медленно поплыл в воздухе, поднимаясь вверх, к потолку.
– Не поверишь, как часто я это слышу. Дежа вю прям какое-то, – развеселился Тацума. – Но ты же понимаешь, – он потыкал пальцем в сторону набережной, где стояла баржа, – это не мой масштаб.
– Разумеется, – протянул Шинске. – Потому и обратился к тебе.
Сакамото почувствовал, как запах табака ударил в голову. Терпкий, немного сладковатый.
– Это ведь нелегально?
– Не совсем.
– Не совсем? – Сакамото приподнялся, сделав вид, будто собирается уйти. – Знаешь, хоть ты и мой старый приятель, и я бы с радостью помог тебе, но у меня тут, на Земле, лицензия вообще-то. В порт пока еще пускают. Отношение с сёгунатом не ахти, конечно...
– Не торопись, – Такасуги вынул изо рта кисэру, едва заметно кивнул. Такечи отступил на пару шагов к двери.
Шинске достал клочок бумаги, написал на нём сумму и протянул через стол Тацуме.
Тот посмотрел на бумажку и тут же сунул её в карман, стараясь выглядеть не слишком удивлённым:
– Не буду спрашивать, чем Кихейтай зарабатывает себе на жизнь. Но судя по всему, дела идут неплохо, да, Шинске? – Сакамото рассмеялся от души.
Такасуги растянул губы в улыбке, немного сдержанной и ленивой.
– Чего не сделаешь ради старого приятеля, – хохотнул Тацума и протянул открытую ладонь Шинске. Тот, поднявшись из-за стола, пожал её.
Выпить Такасуги ему так и не предложил.
Выйдя на свежий воздух, Сакамото с облегчением вздохнул, сунул руки в карманы и довольно улыбнулся.
Поверх затемнённых стекол очков он наблюдал, как всё дальше уходили две фигуры, движущиеся вдоль пристани — Такасуги в тёмном шёлковом кимоно, напоминавший в этом наряде дорогую и опасную куртизанку, и его подручный, человек-рыба.

В тот день Муцу узнала сразу две хорошие новости. Первую: капитан Сакамото вернулся живым и невредимым на борт своего корабля. И вторую: Кайентай получил один из самых крупных своих контрактов.
Глядя на то, как бегут цифры на табло — деньги, перечисленные в качестве аванса, — Муцу казалась милее и добрее обычного. Но не могла не заметить хмуро:
– Надо же было додуматься до такого. Связаться с Кихейтаем, дурья твоя башка.
– Не волнуйся, Муцу, у меня всё под контролем.
– Именно это меня и пугает.
Сакамото вытянул ноги на кушетке, снял с пояса кобуру и отложил в сторону. Он любил такие дни. Дни, когда ему не приходилось расчехлять эту самую кобуру.
Звёздное небо, видневшееся за стеклом иллюминатора, было безмолвным, далёким и прекрасным.

С виду корабль, сверкавший металлической обшивкой, казался большим, грузным. Железная громадина зависла на орбите, притягивая к себе свет бесчисленных звёзд.
Могла ли такая махина сравниться по скорости с его кораблём? — прикинул в уме Сакамото и решил, что вряд ли.
У шлюза его встречал Такасуги. Сакамото, взглянув на его серьёзное лицо, еле удержался от дружеского хлопка по спине, только шире улыбнулся:
– А мне везёт! Уже второй раз за эту неделю.
– Я умею делать предложения, от которых невозможно отказаться, правда? – Такасуги усмехнулся, сощурив единственный видимый глаз. – Добро пожаловать на борт.
Они пошли по тускло освещённому коридору внутрь корабля. Сакамото рефлекторно похлопал ладонью по правому боку, где висел револьвер.
С окончанием войны что-то неуловимо изменилось в его старом друге Шинске. И дело было даже не в приобретенном им пагубном пристрастии к кисэру. Не в обманчивой плавности движений и не в насмешливом, затаившемся взгляде.
Сердце изменило Шинске — или он нарастил на нём такой слой неприступной брони, какой не видывал ни один космической корабль во Вселенной.
Шинске вел Сакамото на палубу, к самому центру Кихейтай.

Такасуги не любил окружать себя вещами, создающими уют – Такасуги окружал себя только полезными людьми. Помимо уже знакомого ему Такечи, Сакамото встретил на палубе Каваками Бансая.
Бансай тихо перебирал струны, и в звуках сямисэна, что он держал в руках, угадывались отголоски старинной и грустной мелодии. Сакамото был более чем уверен, что не менее искусно, чем умением игры на сямисэне, Бансай владел и мечом.
Такасуги, раскурив кисэру, слушал, как тоскливая мелодия эхом отзывается в глубине корабля.
Мир Кихейтайя вращался вокруг Шинске — этакая опасная воронка, которую сложно было обойти стороной или подойти к краю и не заглянуть вниз.
В капитанской каюте ждало тёплое сакэ и немного закуски. Сакамото довольно потер руки, возблагодарил небо и всех знакомых ему богов за лучшее, что производят на этой Земле.
Рано или поздно они с Шинске должны были встретиться и выпить, совсем как в старые добрые времена. В конце концов, их ведь связывало гораздо большее, чем межгалактическая почта и совместные авантюры по перевозке контрабанды.
В ладонях Тацумы лежала круглая пиала сакэ. Надо было не упустить момент и выпить её содержимое, не дав сакэ остынуть, как следует оценить вкус. Холодное сакэ Тацума пил как-то раз с Гинтоки. Прямо из горла. Ледяное пойло драло горло, наутро раскалывалась голова, но это, черт возьми, того стоило.
– Ты похож на этот корабль, – Сакамото взглянул на сверкавшее глянцем дно опустевшей чаши.
– В смысле?
– Такой же угрюмый.
– А ты, – Шинске залпом опустошил свою чашу. – А ты просто пьян.
Сакамото хохотнул и налил им еще по одной.
Такасуги откинулся на спинку стула. Поднес кисэру, придерживая её одними лишь кончиками пальцев, ко рту. Вдохнул, выпустил струю дыма, наблюдая, как она медленно исчезает, растворяется в воздухе.
– Ты веришь в судьбу, Тацума?
Сакамото подпёр ладонью потяжелевшую голову. Видимо, они оба были уже достаточно пьяны для таких разговоров.
– Верю, что её можно изменить.
– И правда, – усмехнулся Шинске. – Только вот знаешь, мне никогда не везло в азартных играх. Как думаешь, это судьба?
– Это плохой знак. Если ты, конечно, веришь в знаки.
– Верю.
– В космосе нужна удача. Если не повезло один раз, другой, – Тацума помахал рукой, изображая космический лайнер, бороздивший межпланетное пространство, – просто сворачивай свою лавочку.
– Может, стоит проверить?
– Проверить что? – Тацума отлепил ладонь от лица.
– Кому из нас повезёт больше.
Видимо, они оба были уже достаточно пьяными для того, чтобы поднять ставки до предела. Такасуги попросил у Тацумы револьвер, вытряхнул из обоймы пять патронов и крутанул барабан.
Идея казалась забавной ровно до тех пор, пока Сакамото в лицо не упёрся ствол его же собственного оружия.
– Не против, если я начну первым? – спросил зачем-то Такасуги и снял предохранитель.
Сакамото глотнул воздуха сколько было места в лёгких. Стало жутко, как перед полетом в бездну – стремительным и без страховки.
– Чёт или нечет. Как думаешь, а, Тацума? – напротив виднелось бледное лицо Шинске, острый взгляд, палец на курке.
Сакамото зажмурился, чувствуя, как по виску стекает холодная капля пота.
Щёлкнул затвор, и палец на курке дошёл до упора. Крутанулась обойма. В комнате повисла тишина.
Сакамото, понимая, что всё ещё жив, медленно прикрыл один глаз.
– И правда, счастливчик, – хмыкнул Шинске, опуская пистолет на стол.
– Да я чуть в штаны не наделал тут.
За шиворотом пробежал холодок. Сакамото не было так страшно со времен их первого лобового столкновения с аманто. Сколько раз он бывал в переделках и похуже, но когда старый приятель направил ему в лицо черное дуло пистолета, колени вдруг задрожали сами собой.
Такасуги, сидевший напротив, глядел на него с хищной, довольной усмешкой.
– Твоя очередь, – он катнул пистолет по столу в сторону Сакамото.
Когда рукоять легла в руку, инстинкты сработали сами собой. Дуло уперлось в подставленный под прицел лоб.
– Шинске, – Сакамото положил палец на курок. – Я не буду считать тебя трусом, если ты сейчас откажешься.
– Черт возьми, хватит ныть! – разозлился Шинске. – Стреляй! Будет весело!
В обойме один патрон. Прицел наведён ровно между глаз. Сакамото сглотнул. Шинске, сидевший напротив, неотрывно смотрел в его лицо и был похож на безумца.
Прежде чем ввязываться в опасные игры, Сакамото стоило учесть, что люди из Кихейтай, далеко не обрадуются, если найдут своего лидера с дырой во лбу.
Сакамото почему-то подумал об этом уже после того, как нажал на курок. Шинске только моргнул, неподвижно застыв на своем месте. Осечка.
– Твою ж мать, Шинске, – Тацума откинулся на спинку стула, задрал подбородок к потолку, вытянул ноги. – Твою ж мать!.. А ведь Муцу предупреждала, чтобы я не связывался с тобой. И она была права...
Сакамото громко рассмеялся. И тут же почувствовал, что окончательно протрезвел.

Спустя два дня Сакамото начал беспокоиться. Выйти на связь с Муцу он не мог — установленный где-то на борту передатчик глушил все сигналы. Экскурсия по кораблю ограничилась палубой, каютой капитана и отведённой для него комнатой.
Правила хорошего тона, вспомнил Сакамото, гласили, что засиживаться в гостях подолгу неприлично.
Но сам он, судя по всему, был на этом корабле уже не гостем, а пленником.
Возле двери дежурили двое охранников. Сакамото они определённо не нравились — аура у них была не самая дружелюбная.
Такасуги, видимо, понятия не имел о правилах хорошего тона и тем более о том, что за услугу нужно платить услугой. Тацума выжидал сколько мог, а потом решил, что с дипломатией пора заканчивать.
Когда они встретились вечером, он спросил у Шинске напрямую:
– Решил меня завербовать?
– С чего ты взял? – Такасуги искоса глянул на него.
– Да просто на днях собирался я прокатиться на своей шлюпке до своего же собственного корабля, – Сакамото почесал затылок. – И смотрю, а шлюпки моей и нет. Не знаешь, куда она подевалась, Шинске?
– Допустим, что знаю.
Такасуги вытряхнул из кисэру табак и стал заправлять новый. Неторопливо, видимо, давая Тацуме возможность ещё раз подумать.
– Ты уверен, что она тебе нужна?
Сакамото, как опытный торговец, уже знал, что нужно было делать, когда переговоры заходят в тупик. Он знал, что будет быстрее Шинске. Что до пистолета, висящего у него прямо под боком, тянуться всего-ничего.
Сакамото отступил к двери, уперевшись в неё спиной, в одно мгновенье откинул полы пальто, выхватил оружие и направил в сторону Шинске. Тот глянул на него исподлобья, на губах скользнула улыбка.
– Значит, уверен.
– Повеселились – и хватит, – Тацума смотрел на Шинске поверх очков и не был настроен шутить. В душу закралась неприятная, горькая обида, будто все это время ему морочили голову.
Такасуги развел руками:
– Я тебя не держу.
– Пусть тогда твои парни постоят в сторонке, пока я не сяду в шлюпку.

Такасуги сдержал свое слово. Возле шлюза они остались вдвоём.
Сакамото не любил прощания, даже когда рад был уйти. В такие моменты наружу волей-неволей просилась скупая одинокая слеза. Такасуги закатил глаза: не хватало ещё, чтобы перед ним распускали сопли. Предупредил:
– Я не буду с тобой обниматься.
Сакамото рассмеялся, рассеяно почесал затылок. По нему, так в сентиментальности не было ничего плохого.
– Космос только кажется таким большим, – помолчав, произнес Такасуги. – На самом деле здесь нет ни одного места, где можно укрыться от чужих глаз.
Тацума бы ещё добавил, что космос – то место, где не знаешь, кого повстречаешь завтра на своем пути.
– Ещё увидимся, – сказал Шинске. Сакамото махнул ему на прощанье рукой.

@темы: Fanfiction

Комментарии
2013-01-06 в 17:15 

Мэй_Чен
Absit omen
Ксай Тэска, о, я этого не читала ещё. Сакамото классный, Такасуги безумный. Читала бы и читала. Ощущение, что автор задумал большой миди про этих двоих, но передумал :-D В смысле - было бы здорово прочитать продолжение этой истории.

2013-01-06 в 17:34 

Ксай Тэска
Так говорил Гамабунта
Мэй_Чен, кстати, может и будет, только хз, когда :laugh: Уж сильно я к ним неравнодушна.
Спасибо!

2014-03-22 в 00:04 

вредная гусеничка
В будни я жаворонок, в выходные - сова, а в отпуске я коала.(с)bash
Забавно,ещё один Ваш фик . Причём найдено случайно.
Очень здорово и канонично. Да ещё с намёком на канон. Та барышня в тюрьме тоже ему проигрыш нагадала,помню очень удивилась безразличной реакции на это Шинске. А тут закономерное продолжение.
Персонажи как в сериале– абсолютно безумный Такасуги и добродушный Сакамото даже после всего случившегося грустит перед прощанием... а отказ обниматься сразу очень разряжает обстановку.
Единственное,что покоробило сравнение Шинске с куртизанкой,хотя тут ситация как со Зверем:он сам такое добровольно носит,в манге так вообще кимоно слишком цветастое и женское. Вот Сорачи мучается с рисунком наверное.)))
Ещё раз спасибо за прекрасный сюжет и героев, видимо в оригинале эти двое врядли встретятся когда–либо.(((

2014-03-22 в 19:30 

Ксай Тэска
Так говорил Гамабунта
вредная гусеничка, спасибо за ваши отзывы, не ожидала, что кто-то еще доберется до этих фиков, так что очень приятно. )
покоробило сравнение Шинске с куртизанкой
Да тут вроде как не сам Шинске сравнивается, а его внешний вид. Волнующий такой :laugh:

видимо в оригинале эти двое врядли встретятся когда–либо.(((
А ведь как хотелось бы... Будем верить и ждать. )

2014-04-27 в 17:20 

вредная гусеничка
В будни я жаворонок, в выходные - сова, а в отпуске я коала.(с)bash
Ксай Тэска просто у меня странное свойство находить интересное ,но забытое ,когда дело касается фиков.))))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Gin-chan's Yorozuya!

главная