Сны - воспоминания

Автор: Nikki-13
Фэндом: Gintama
Персонажи: Саката Гинтоки, Кацура Котаро
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Даркфик
Предупреждения: OOC, Изнасилование
Размер: Драббл, 3 страницы
Статус: закончен

Описание:
Гинтоки с самого утра чувствовал себя паршиво, что случалось с ним нечасто. Спустя некоторое время, как некстати, в дверь кто-то постучался. Плохое настроение Сакаты никуда не делось, и от прибытия незваного гостя не стало лучше.

по арту: cs308721.vk.me/v308721969/8039/tsSBnnlIe3M.jpg


Гинтоки с самого утра чувствовал себя паршиво, что случалось с ним нечасто. Тяжелая голова после беспокойного сна распухла от тысячи мыслей и одновременно от того, что их там не было. Казалось, что перед глазами то и дело мелькала какая-нибудь тень не усопшего духа. Сегодня дышалось с трудом, как будто влажность и температура воздуха превысили все возможные пределы. Тело не слушалось, словно онемело от тысячи тонких игл, воткнутых в особые точки.

Саката просто безвольно лежал на диване в темной комнате. Он специально закрыл все окна, и созданный искусственно мрак успокаивал раскрасневшиеся глаза. Шум дождя за окном, быстрый стук его по крышам, как бешеный ритм сердца, избавил его от уличных звуков. Он был совершенно один, словно огороженный от всего мира стеной ливня.

Глядя в потолок, он вспоминал свой кошмар, пришедший к нему сегодня. Ему приснились времена, когда он был Белым Демоном, война с аманто. Все было как наяву: море пролитой крови и друзей, и врагов; горечь дыма сгоревших тел; и страх, и боль, и отчаяние. А потом темнота. Вдруг появился образ человека, к которому он больше всего привязался. Шоё-сенсей. Гинтоки во сне чувствовал себя ребенком, и он побежал, сколько было сил, навстречу своему учителю. Но облик того лишь отдалялся, неожиданно полыхнул огонь. Маленький Саката безудержно ревел от беспомощности и кричал: «Неееет!», повторяя вновь и вновь. На его глазах умирал дорогой его сердцу человек.

Резко открыв глаза, Гинтоки огляделся. Он все также лежал на диване, видимо, уснул. Стараясь как можно глубже вдохнуть вязкого воздуха, он хотел прогнать липкий страх, овладевший его телом. Прошлая рана отзывалась болью. Давно пора было свыкнуться с мыслью, что нет этого человека, и хранить память о нем. Но в некоторые моменты Сакате так не хватало его совета, подсказки и теплой руки, взъерошивающей волосы… Самурай стал мрачнее грозовой тучи.

Как некстати, в дверь кто-то постучался. Плохое настроение Гинтоки никуда не делось, и от прибытия незваного гостя не стало лучше. Он, намеренно показывая голосом, что никого не ждет, неохотно и раздраженно произнес:

- Входите.

Пропуская пронизывающий холод, зашел человек с зонтом в руках, с которого сбегали на пол прозрачные капли воды. Оставив спасительное средство от дождя в углу, он прошел вглубь комнаты по темному коридору.

- Здравствуй, Гинтоки. Почему бы тебе не включить свет? – Кацура навис над Сакатой, заглядывая тому в глаза.

Серебряноволосый самурай только поморщился и отвернулся. Вот уж кого не хотелось видеть в данный момент, так это бывшего соратника. Болезненные воспоминания хлынули огромным потоком с приходом Котаро, и снова по новому кругу: война, отчаяние, жертвы, кровь, боль от потери, Шоё-сенсей. Чтобы хоть как-то выбраться из этого омута памяти, Саката встал, неловко потянувшись затекшим телом, и прошел мимо главы Джои в умывальную.

- Эй, Гинтоки, да что с тобой? Ты весь бледный, и круги под глазами, - обеспокоившись видом друга, Котаро последовал за ним.

- Отвали, Зура, - бестактно бросил назад Саката, шлепая босыми ногами по деревянному полу.

Кацура не стал обращать внимание на неправильное произношение его имени. Давно он не видел товарища таким хмурым и нелюдимым. А значит, тому было причина.

Холодная вода только прогнала сонливость, но не стерла память, как хотелось сейчас Белому Демону. Зеркало отображало что-то едва похожее на здорового человека.

- Ты как, нормально себя чувствуешь? – встревоженно продолжал Котаро.

Излишняя забота Кацуры досаждала самураю, как прилипшая к ботинку жвачка. И осторожное прикосновение к плечу стало последней каплей. Лидер Джои вывел из себя Гинтоки. Резко сменяющееся настроение Сакаты сыграло с ними обоими плохую шутку.

Серебряноволосый самурай крепко сжал руку Котаро выше локтя и грубо швырнул того на умывальную тумбу. Острый угол больно врезался в живот. Кацура закашлялся. Он не понимал, какая муха укусила его друга. Все произошло так неожиданно. Резкие спазмы, схватившие в области удара, не проходили. Чувствуя, что его юкату начали задирать вверх, глаза лидера Джои расширились от шока и ужаса. Он стал выкручиваться, сопротивляться, пытался дать отпор, но Саката крепко держал его за шею, чуть ли не душа.

- Нет, Гинтоки, прекрати! Стой! – Котаро кричал и вырывался, чтобы до его друга наконец дошло, что тот творил.

Белый Демон словно и не слышал, что говорила его жертва. А чтобы она поменьше дергалась, он приложил Кацуру головой о столик. От удара в глазах Зуры потемнело, в ушах зазвенело. Он понял, что это бесполезно. Прекратил попытки вырваться из хватки, смиряясь с мыслью, что его поимел друг. А ведь он всего лишь зашел, чтобы проведать товарища и поболтать с ним.

Почувствовав прикоснувшуюся горячую плоть, которая терлась между ягодицами, Котаро весь сжался и зажмурился. Ему было страшно, он замер в ожидании.

Гинтоки толкался всухую, без смазки и не растягивая партнера. Он чувствовал, как туго входит член, и от этого злился не меньше. Это доставляло боль, но и не только ему. Кацуре казалось, что безумная резь сзади никогда не прекратится. Закусив руку от зверской боли, чтобы не издавать ни звука, он жаждал скорейшего прекращения.

Саката замер на некоторое время и начал резко, отрывисто двигаться. Ноги лидера Джои задрожали и покрылись мурашками от того, что он почувствовал, как по бедрам потекла теплая жидкость. Кровь. В ней был измазан и член Белого Демона. Над ухом Кацура слышал тяжелое, прерывистое дыхание. Сам он не получал абсолютно никакого удовольствия, даже мазохистского, и не было никакого возбуждения. Он терпел и смотрел пустым взглядом на свои волосы, упавшие темным потоком с плеч и покачивающиеся по инерции вперед-назад.

Разрядка Гинтоки настигла быстро. Он кончил внутрь, словно избавился от лишней агрессии. Затуманенный яростью разум прочистился, и он осознал, что натворил. Котаро под ним замер, разве что медленно, осторожно дышал, словно боялся двинуться. Сакате захотелось выть в голос, но он со всей силы ударил в зеркало, в котором увидел свое отражение в тот момент, когда достиг вершины наслаждения.

Кацура встрепенулся, он словно в замедленной съемке видел, как кулак встретился с зеркальной поверхностью, слышал хруст костяшек. С ошеломленным видом он повернул голову, пытаясь посмотреть на товарища, и увидел, как тот сжимал зубы, стараясь сдержать всхлип, и ручьи слез текли из-под прикрытых век.

- Гинтоки?...

@темы: Fanfiction, yaoi